Полная версия публикации №1206016509

LITERARY.RU МИНИ-ЦЕНТОН, ИЛИ ЕЩЕ ОДИН СПОСОБ НАУЧИТЬСЯ ОТЛИЧАТЬ ЯМБ ОТ ХОРЕЯ → Версия для печати

Готовая ссылка для списка литературы

С. А. ШАПОВАЛ, МИНИ-ЦЕНТОН, ИЛИ ЕЩЕ ОДИН СПОСОБ НАУЧИТЬСЯ ОТЛИЧАТЬ ЯМБ ОТ ХОРЕЯ // Москва: Портал "О литературе", LITERARY.RU. Дата обновления: 20 марта 2008. URL: http://literary.ru/literary.ru/readme.php?subaction=showfull&id=1206016509&archive=1206184559 (дата обращения: 17.08.2022).

По ГОСТу РФ (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка"):

публикация №1206016509, версия для печати

МИНИ-ЦЕНТОН, ИЛИ ЕЩЕ ОДИН СПОСОБ НАУЧИТЬСЯ ОТЛИЧАТЬ ЯМБ ОТ ХОРЕЯ


Дата публикации: 20 марта 2008
Автор: С. А. ШАПОВАЛ
Публикатор: maxim
Источник: (c) http://portalus.ru
Номер публикации: №1206016509 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


В разных профессиональных изданиях для словесников время от времени публикуются материалы, которые помогают учителю освоить с учениками тему "Стихотворные размеры". Есть книга А. Е. Смирнова 1 , где описана доступная всем методика "Сорок слов из простокваши", которая на простом и симпатичном материале реально позволяет достичь цели. Это я проверяла сама. У нас получались другие, чем у автора, стихи "про тетю Дашу с простоквашей", но такие же веселые, а главное - получались!

Приходила к нам сегодня тетя Даша,
Приносила вкусной свежей простокваши.
(6-ст. хорей.)

Или:

Веселая тетушка Даша
Решила испить простокваши.
(3-ст. амфибрахий.)

Или:

О, дайте поскорее, тетя Даша,
Попить из кружки вкусной простокваши!
(5-ст. ямб.)

Понятие размера усваивается в этой игре ненавязчиво, как бы само собой, главное здесь - подбирать всякие смешные слова так, чтобы они укладывались в строчку. Такие же игры - в классах Вадима Левина: знаменитые строчки с продолжением "Щука щуку укусила..." и "В зоопарке бегемот / Проглотил ежа, и вот..." 2

Существует и другая возможность научиться подбирать строчки так, чтобы они совпадали по размеру: сочинить центон.

Центоном называется стихотворение, составленное из строк других авторов. Центон не "пишется" в привычном нам смысле слова, а "составляется" из цитат, подходящих друг к другу по размеру, ну, и, разумеется, так или иначе по смыслу. По определению Авсония (IV в.) центон - "стихотворение, крепко сложенное из отрывков, взятых из разных мест и с разным смыслом".

В книге Сергея Бирюкова 3 в главе о центонных формах говорится, что со второй половины 80-х годов нашего века "цитатность" стихотворных текстов становится все более заметной, и это не случайно: это одна из примет постмодернизма как нового литературного направления.

Поэты, - пишет С. Бирюков, - "продолжали свой извечный диалог с поэтами - предшествующими и современными, отечественными и зарубежными. <...>. Осип Мандельштам в 20-е годы говорил о цитате, как о цикаде, которая окликает. Виктор Шкловский в 70-е любил повторять, что мы держимся за цитату, как за стенку, словно учась ходить. В литературе всегда шла перекличка. Говоря очень обобщающе, - все центон, вся культура - лоскутное одеяло (лат. cento)".

Но чистый центон, когда составитель берет готовые строчки и только меняет контекст - редкость. "Иное дело, - продолжает С. Бирюков, - включение в собственные стихи отдельных строк другого или других авторов, порой даже не строк, а интонационных или ритмических моделей. Последним приемом, он еще называется перепевом, часто пользуются поэты-сатирики.

Огромную роль играет перемена контекста, а вернее - наша слуховая память на стихи, откуда эти строки взяты, даже если они переиначены. Недаром пародисты так охотно перемежают сочиненные ими пародийные строки со строками пародируемого. <...>Центонизм в пародиях особых разъяснений не требует".

Но всегда ли центон - только пародия, только смешная игра? Нет: "бывают эпохи, когда центонность осмысливается вполне серьезно. <...> Материалом для центона служили, как правило, стихи наиболее почитаемых авторов, кому стремились подражать".

Эту традицию можно видеть в стихотворении Всеволода Некрасова:

стр. 29


--------------------------------------------------------------------------------
Я помню чудное мгновенье
Невы державное теченье
Люблю тебя Петра творенье
Кто написал стихотворенье
Я написал стихотворенье
"Кто написал стихотворенье", - вопрошает без знака вопроса Всеволод Некрасов и отвечает без точки утверждения: "Я написал стихотворенье". Поэт живет в неевклидовом пространстве, и там - в этом пространстве - он действительно написал любое стихотворение. Разумеется, речь идет не об охране авторских прав, а о том, что происходит во внутреннем пространстве подлунного и залунного мира".

Так заканчивает статью Сергей Бирюков.

Вопрос об "авторских правах", о том, насколько "самостоятельно" поэт пишет (а при сочинении центона эта проблема обостряется), - абсолютно серьезный и глобальный. И слишком сложный, чтобы разбирать его здесь; приведу лишь одно свидетельство. Рассказ Борхеса "Цветок Кольриджа" начинается вот таким рассуждением:

Году в 1938-м Поль Валери написал: "История литературы должна стать не историей авторов и превратностей их судьбы либо судьбы их произведений, а историей Духа - подлинного создателя и потребителя литературы. Подобная история обойдется без упоминаний каких бы там ни было писателей". Творящий дух формулирует эту мысль не впервые. В 1844 году в деревушке Конкорд еще один из писавших под его диктовку отметил: "Все книги на свете написаны, я бы сказал, одной рукой: по сути они так едины, словно составляют собрание сочинений одного странствующего и вездесущего автора" (Эмерсон "Essays", 2, VIII). Двадцатью годами ранее Шелли счел, что все стихи прошлого, настоящего и будущего - это эпизоды или фрагменты одного бесконечного стихотворения, принадлежащего всем поэтам земли ("А Defense of Poetry", 1821).

Знакомство с центонными формами не входит в школьную программу. Однако мне этот материал показался не только интересным, но и полезным. Заинтересовал он и учеников. Приведу один из лучших примеров - стихотворение сделано из двух текстов Блока.

Осенняя любовь

Когда в листве сырой и ржавой
Бессмысленный и тусклый свет,
Когда палач рукой кровавой...
Все будет так. Исхода нет.

Когда над рябью рек свинцовой...
И повторится все, как встарь,
Пред ликом родины суровой -
Аптека, улица, фонарь.
Александр Воронцов (1996, 5 класс)

С. Бирюков подчеркивает, что центонизм есть "обострение стихотворного высказывания" и со ссылкой на Вл. Новикова так определяет специфику центонных форм: "Чем ближе такое произведение к своему источнику в буквальном смысле, чем точнее и последовательнее используется здесь "рама" оригинала, тем отчетливее проступает преднамеренное несходство, свобода от чужого слова, новый, самостоятельный, художественный смысл". Мне кажется, что центон Саши Воронцова - как раз такой случай.

Естественно, что рассказывать о центонных формах школьникам надо на доступных примерах. Я начинаю с самых простых.

Подлетает к пауку,
Саблю вынимает...
Нет сомнений, что все узнали "Муху-цокотуху": И ему на всем скаку / Голову срубает! Но вот одна трехлетняя девочка продолжила первые две строчки так:

И в углу за сундуком
Моет лапку языком!
И все засмеялись. Почему? Потому что комар в одно мгновение поменял свои намерения и превратился в глупого котенка!

Специально ребенок "сочинил центон" или это получилось нечаянно? Конечно, второе. Но гораздо интереснее вопрос, почему трехлетний ребенок так смешно ошибся, почему такая ошибка вообще стала возможной. Думаю, это

стр. 30


--------------------------------------------------------------------------------

легко: потому что эти фрагменты разных сказок одинаковы по своей ритмической формуле. Это четырехстопный хорей.

Наверняка все знают и школьный фольклор:

Однажды в студеную зимнюю пору
Сижу за решеткой в темнице сырой.
Гляжу - поднимается медленно в гору
Вскормленный в неволе орел молодой.
И, шествуя важно, в спокойствии чинном,
Мой грустный товарищ, махая крылом,
В больших сапогах, в полушубке овчинном
Кровавую пищу клюет под окном.
Итак, если строки разных по содержанию, но одинаковых по размеру стихотворений объединить в одно, то получится новое (и чаще всего смешное) ваше собственное произведение. Эта игра - центон. Чтобы создать хороший центон, нужно:

- выбрать разные стихи одного и того же (желательно) размера, хотя можно соединять строки и попарно. Чем менее распространен размер, чем дальше он от 4-ст. ямба, тем интереснее;

- в этих стихах посмотреть, не получается ли чего-нибудь интересного из простого соединения строчек одного со строчками другого;

- отдельно посмотреть рифмы: может быть, какие-то придется подгонять?

- лучше всего брать "хрестоматийные", всем известные стихи. Иначе, чтобы вашу литературную игру оценили, придется вначале давать читателю первоисточники, а затем свой центон.

Посмотрим, что получится, если соединить два очень известных стихотворения, которые входят в школьную программу: "Анчар" Пушкина и "Пророк" Лермонтова (попытка А. Воронцова).

С тех пор я - вечный судия
На почве, зноем раскаленной.
В очах людей читаю я:
"Стоит один во все вселенной!"
В природу жаждущих степей,
И в правды чистые ученья,
И в зелень мертвую ветвей
Кидаю бешено каменья.
Посыпал пеплом я главу,
К полудню растопись от зною.
Сказал: "В пустыне я живу
С густой прозрачною смолою".
Ко мне и птица не летит,
Хоть мне покорна тварь земная.
На древо смерти кто бежит,
Лучами радостно играя?
Когда же через шумный град
Бегу я, лес пройдя дремучий,
То старцы детям говорят:
"Стекает дождь в песок горючий.
Смотрите, вот пример для вас!
Пошел к анчару с грозным взглядом!
Глупец, хотел уверить нас,
Что к утру возвратится с ядом!"
Принес я смертную смолу
И стал угрюм, и худ, и бледен.
Вон пот по хладному челу...
Вот почему я наг и беден.
Это чистой воды игра с текстом. Однако игра достаточно сложная, и получается она далеко не у каждого. Поэтому можно попробовать упростить задание: взять какую-нибудь известную всем строчку и предложить найти к ней продолжение - другую известную всем стихотворную строчку того же размера. Лучше брать первые строчки, которые часто дают название стихотворению, - первые строчки обычно лучше запоминаются, дают больше ассоциаций, они "ярче", чем строки из середины стихотворения.

Мы взяли строку Лермонтова: "Скажи-ка, дядя, ведь не даром..." и искали к ней продолжение по оглавлениям самых разных стихотворных сборников. Подходящее продолжение нужно еще поискать! Нужно все время сравнивать, ведь строчка, например, "Не жалею, не зову, не плачу" совсем не подходит, и дети это прекрасно чувствуют. Эта игра замечательно развивает "чувство размера".

Вот что сочинили мои ученики Настя Лыхина и Федя Дорофеев "от лица" известных поэтов.

Лермонтов:

Скажи-ка, дядя, ведь не даром
Я жить хочу, хочу печали?
Тютчев:

Скажи-ка, дядя, ведь не даром
Певучесть есть в морских волнах?
Пушкин:

Скажи-ка, дядя, ведь не даром Я помню чудное мгновенье?

стр. 31


--------------------------------------------------------------------------------

Есенин:

Скажи-ка, дядя, ведь не даром
Устал я жить в родном краю?
Плещеев:

Скажи-ка, дядя, ведь не даром
По чувствам братья мы с тобой?
Фет:

Скажи-ка, дядя, ведь не даром
Всю ночь гремел овраг соседний?
Некрасов:

Скажи-ка, дядя, ведь не даром
Промчались годы заточенья?
Языков:

Скажи-ка, дядя, ведь не даром
Еще молчит гроза народа?
Некрасов:

Скажи-ка, дядя, ведь не даром
Блажен незлобивый поэт?
Тютчев:

Скажи-ка, дядя, ведь не даром
Умом Россию не понять?
...Примеров у меня намного больше, чем вмещает эта статья. В заключение хочу подчеркнуть три момента. Как уже говорилось, мини-центон есть средство научить (на практике) различать стихотворные размеры, развить "стиховедческое чутье" - это первое. Центон позволяет включить в работу и тех детей, кто решительно не способен "досочинить" самостоятельное продолжение стихов. Это второе. Но главное - то, что в процессе "сочинения" происходит переосмысление знакомых строчек. Самый яркий пример - невинное фетовское "Всю ночь гремел овраг соседний...", которое в соседстве с "батальным" лермонтовским вдруг начинает описывать ситуацию бандитской разборки (в восприятии учеников), что вызывает немало веселья. Вообще говоря, раздельное написание не даром так или иначе снижает все контексты, привнося в них "меркантильную" ноту. Поэтому двустишия получаются в основном пародийные, ироничные - вполне в духе того пласта современной культуры, который представлен именами Д. Пригова, И. Иртеньева, В. Вишневского. И ничуть не хуже.


--------------------------------------------------------------------------------

1 Смирнов А. Е. Прогулки со словами. - М., 1996.

2 Левин В. А. Когда маленький школьник становится большим писателем. - М. 1994. - С. 116 - 119.

3 Бирюков С. Зевгма: Русская поэзия от маньеризма до постмодернизма. - М., 1994. - С. 183 - 185.

стр. 32

Опубликовано 20 марта 2008 года





Полная версия публикации №1206016509

© Literary.RU

Главная МИНИ-ЦЕНТОН, ИЛИ ЕЩЕ ОДИН СПОСОБ НАУЧИТЬСЯ ОТЛИЧАТЬ ЯМБ ОТ ХОРЕЯ

При перепечатке индексируемая активная ссылка на LITERARY.RU обязательна!



Проект для детей старше 12 лет International Library Network Реклама на сайте библиотеки