ПУБЛИКАЦИИ И СООБЩЕНИЯ. К. Д. БАЛЬМОНТ В ПИСЬМАХ К Л. М. ГАРЕЛИНОЙ-БАЛЬМОНТ

ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 20 ноября 2007

Биография Константина Дмитриевича Бальмонта за пять лет (1889 - 1894) брака с Ларисой Михайловной, урожденной Гарелиной, до сих пор остается белым пятном. История их отношений сводится к констатации: брак оказался неудачным и распался. Между тем это время было насыщено многими событиями в личной и творческой жизни поэта.

До настоящего времени не введены в научный оборот 98 писем Бальмонта, хранящихся в РГАЛИ и охватывающих указанный период. Их содержание позволяет в значительной мере устранить пробелы в его биографии и яснее представить жизнь молодой семьи.

Об адресате писем сведения тоже скудные. Их можно пополнить, привлекая эти письма и попутно некоторые другие материалы, что даст возможность лучше представить личность Ларисы Михайловны, безусловно, человека неординарного.

Родилась Лариса Михайловна Гарелина 5 марта 1864 года, а 25 марта отмечала день ангела.(1) Ее отец, Михаил Никонович Гарелин, был иваново- вознесенским фабрикантом. Воспитывалась она в московском пансионе Дюмушелей, увлекалась музыкой и сценой, хорошо владела французским языком. После смерти ее матери отец вновь женился и выделил дочерям наследство.(2) Младшая сестра-погодок Анна вышла замуж раньше Ларисы. Ее мужем стал тридцатитрехлетний врач Константин Иванович Дементьев, владевший в Иваново-Вознесенске собственным домом и усадьбой на Воскресенской улице. Позднее он служил главным врачом в городской рабочей больнице. Между сестрами долго сохранялись самые близкие родственные отношения: приезжая в Иваново-Вознесенск, Лариса всегда останавливалась, а иногда подолгу жила у Анны, позднее здесь жили и гостили ее дети, в том числе дочь Анна, ставшая впоследствии женой Николая Гумилева. Бальмонт в указанные пять лет бывал у Дементьевых неоднократно.

Очевидно, у Ларисы рано проявились актерские способности. "Театральная панорама - это ее мир",(3) - отмечал Бальмонт в автобиографическом рассказе "Крик в ночи". Второй ее муж, журналист, писатель и историк литературы Николай Александрович Энгельгардт (1867 - 1942; в том же 1942 году, во время ленинградской блокады, умерла и Лариса Михайловна) в воспоминаниях "Эпизоды моей жизни" характеризует ее как юную прекрасную женщину, "тонко понимающую искусство, музыкантшу с большим дарованием для сцены".(4) В другом месте Н. А. Энгельгардт сообщает, что мать Бальмонта, Вера Николаевна, "прочитав о


--------------------------------------------------------------------------------

1 Это можно установить из писем от 3 и 25 марта 1892 года (РГАЛИ. Ф. 57 (К. Д. Бальмонт). Оп. 1. Ед. хр. 90). Ранее был известен только год ее рождения. Дата 5 марта 1864 года подтверждается и новыми архивными разысканиями (см.: Захарова О. Архивные находки // Рабочий край (Иванове). 1999. 27 июля).

2 М. Н. Гарелин умер в 1886 году. Он был известным, но недостаточно удачливым предпринимателем и оставил небольшое наследство. По завещанию, приведенному в вышеназванной публикации О. Захаровой, Лариса Михайловна должна была получить в приданое пять тысяч рублей, несколько фамильных драгоценностей и две дюжины серебряных ложек. Другие, менее достоверные сведения приводит Н. А. Энгельгардт в своих воспоминаниях "Эпизоды моей жизни". По его словам, это были драгоценности матери и пятнадцать тысяч рублей деньгами (см.: Энгельгардт Н. А. Эпизоды моей жизни // РГАЛИ. Ф. 572 (Энгельгардты). Оп. 1. Ед. хр. 344. Л. 134). Брак со стороны Бальмонта совершенно исключал материальные интересы. Так как он был заключен вопреки воле родителей, Бальмонт от своей доли наследства отказался. Молодожены долго были весьма стеснены в средствах.

3 Бальмонт К. Д. Где мой дом. М., 1992. С. 130.

4 Цит. по публикации К. М. Азадовского и А. В. Лаврова "Анна Энгельгардт - жена Гумилева (По материалам архива Д. Е. Максимова)" (Николай Гумилев: Исследования и материалы. Библиография. СПб., 1994. С. 360).

стр. 143


--------------------------------------------------------------------------------

выдающемся таланте актрисы девицы Ларисы Гарелиной в местной газете, сейчас же решила заполучить ее для любительских спектаклей, устраиваемых в Шуе".(5)

На одном из спектаклей, проходивших в Шуе осенью 1888 года, и произошло знакомство Бальмонта с Ларисой. Ему в это время шел двадцать второй год, Ларисе - двадцать пятый, она находилась в расцвете женской красоты, которую поэт позднее назвал "боттичеллевой", возможно, имея в виду картину Боттичелли "Рождение Венеры". Лариса произвела на Бальмонта большое впечатление. 31 октября он посылает ей первое письмо, а 3 декабря пишет из Шуи, что вышел из университета, так как "нервное состояние дошло до крайней степени".(6) В письме от 25 декабря приглашает Ларису приехать в Шую; в приписке это приглашение подтверждено его матерью. Состоялась встреча, и уже письмо от 31 декабря звучит так: "Жизнь моя, радость моя, с новым годом, с новым счастьем. Ваш навсегда К.". А 3 января 1889 года Бальмонт признается: "любовь завладела всем моим существом". Письма из Шуи в Иваново-Вознесенск в январе следовали одно за другим с короткими интервалами. Продолжались встречи и, наконец, 10 февраля состоялось венчание в Покровском соборе Иваново-Вознесенска.

До марта 1891 года писем Бальмонта к Ларисе Михайловне нет, так как они в это время не расставались: совершили свадебное путешествие, жили то в имении Бальмонтов Гумнищи, то в их доме в Шуе, то в Иваново-Вознесенске у Дементьевых; с осени 1889 года - в Ярославле, где Бальмонт предпринял попытку продолжить образование в Демидовском юридическом лицее и издал "Сборник стихотворений" (1890). В январе 1890 года молодожены переселились в Москву, где жили в дешевых номерах гостиницы "Лувр". Бальмонт решил посвятить себя литературной деятельности. Однако провал первой книги, нервная болезнь и осложнения в семейной жизни (смерть первого ребенка, ревность жены) толкнули его 13 марта к попытке самоубийства: Бальмонт выбросился из окна третьего этажа и искалечил себя. После трудного годичного лечения, во время которого жена ухаживала за ним, Бальмонт встал, по его словам, с чувством "небывалого расцвета умственного возбуждения и жизненности".(7) Все это затем найдет отражение в автобиографических рассказах "Воздушный путь" и "Крик в ночи" и в стихотворении "Воскресший".

С новыми настроениями, с чувством подъема творческих сил в марте 1891 года Бальмонт отправляется "покорять Москву", утверждать себя на литературном поприще. Сначала он, по-видимому, заехал во Владимир (письмо от 18 марта). Первое письмо из Москвы в Иваново-Вознесенск датировано 2 апреля.

Это и другие письма начинаются с ласкового обращения - он называет Ларису "Милая Пара", "Милая Белочка", птичка и т. д. Общий тон всех писем нежный, доверительный, в них нет ни упреков, ни раздражения. Бальмонт пишет, что скучает без жены, справляется о здоровье детей, стремится обеспечить жизнь семьи материально, он держит жену в курсе своих дел и интересов, пытается привлечь ее к переводам с французского. Судя по письмам, Бальмонты разлучались довольно часто, постоянной квартиры у них долго не было, в Москве жили в гостиничных номерах, Лариса Михайловна подолгу бывала то в Иваново-Вознесенске, то в Шуе или Гумнищах. Последние два адреса свидетельствуют, что отношения между невесткой и свекровью (Вера Николаевна была решительно против брака сына с Л. М. Гарелиной) со временем более или менее наладились.


--------------------------------------------------------------------------------

5 Цит по: Николай Энгельгардт из Батищева. Эпизоды моей жизни. (Воспоминания) / Публ. С. В. Шумихина // Минувшее: Исторический альманах. СПб., 1998. Вып. 24. С. 7.

6 РГАЛИ. Ф. 57. On. 1. Ед. хр. 89. Далее ссылки на эту, а также 90 и 91 единицы хранения не делаются; даты писем указываются в тексте.

7 Бальмонт К. Д. Автобиография // Венгеров С. А. Критико-библиографический словарь русских писателей и ученых. СПб., 1904. Т. 6. С. 375.

стр. 144


--------------------------------------------------------------------------------

Переходя к содержанию писем, отметим, что изложение будет вестись в хронологическом порядке в виде цитат, аннотаций и комментариев к ним. В бальмонтовском фонде в РГАЛИ (Ф. 57) письма отнесены к первой описи и разбиты на три единицы хранения: ед. хр. 89 включает в себя письма октября 1888 - декабря 1891 года; ед. хр. 90 - письма 1892 года; ед. хр. 91 - письма 1893 - начала 1894 года. В этом порядке и поведем обзор, указывая только дату и месяц письма.

Поскольку о содержании писем 1888 - 1889 годов речь шла выше, перейдем к письмам 1891 года (ед. хр. 89). Из них можно почерпнуть информацию о начальных - весьма трудных - шагах Бальмонта в литературе.

Первая группа писем - апрельская. Все они отправлены на адрес Дементьевых. Из них видно, что некоторые надежды Бальмонт возлагал на писателей-земляков - ивановца Ф. Д. Нефедова и владимирца Н. Н. Златовратского. Так, 2 апреля он сообщает: "...мне теперь на "литературном поле" весьма везет <...>. Я получил от Нефедова приглашение сотрудничать в "Заре", но пока отказался, надеясь на что-то лучшее". "Заря" - литературно- общественный и политический еженедельник (издатель-редактор П. Борисов), к редакции газеты Нефедов имел близкое отношение, но это издание просуществовало только один 1891 год и никак себя не проявило. О Нефедове и "Заре" говорится и в других письмах. 6 апреля: "Был вчера у Нефедова, просидел у него все утро. Много беседовали насчет литературы вообще, поэзии в частности, насчет моих стихов (которые, кстати, ему очень нравятся <...>, отдал ему несколько стихотворений для "Зари")".

К Нефедову Бальмонт возвращается и в письме от 21 апреля: "Я был у Нефедова, просидел часа два-три. Первое впечатление - он на меня произвел неприятное. Но потом, когда он кончил со мной разговаривать о том, о сем, о Шуе, об Иванове, - это впечатление исчезло. Сей муж великовозрастный (ему должно быть лет 50). Принялон меня в высшей степени просто, любовно и приветливо. Предлагал еще "пристроить" мои стихи, корреспонденции и предполагаемые заметки о деятелях земства в газету <...> "Заря" (куда рекомендовал также мне что-нибудь отдать П. Ф.). Газета будто бы очень порядочная. Но я ее не видел и пока отказался от этого <...>. Взял у меня 8 стих<отворений>, хотел прочитать и показать В. Л. Маврову (ред< актору> стих<отворного> отдела). Завтра отправлюсь к нему опять (пригласил зайти узнать его личное мнение)".(8)

В процитированном выше письме от 6 апреля речь идет и о Златовратском: "Вчера вечер провел у Златовратского, была у него чертова дюжина народу, никого только интересного, кроме Астырева (написавшего "В волостных писарях")".(9)


--------------------------------------------------------------------------------

8 РГАЛИ. Ф. 57. On. 1. Ед. хр. 90. Письмо без обозначения года, ошибочно отнесено к этой ед. хр.; по содержанию оно явно не 1892-го, а 1891 года и должно быть включено в ед. хр. 89. П. Ф. - Петр Федорович Николаев (1844 - 1910), уроженец Владимира, окончил Московский университет со степенью кандидата; социолог, публицист, переводчик. По ишутинско-каракозовскому делу провел на каторге и в ссылке почти двадцать лет. Автор книги "Личные воспоминания о пребывании Николая Гавриловича Чернышевского на каторге" (М., 1906). С ним Бальмонт, вероятно, познакомился в 1886 году, когда тот вернулся на родину. Занимаясь издательскими и переводческими делами, Николаев оказывал Бальмонту помощь и поддержку. В частности, по его совету поэт перевел работу Г. Брандеса о Шелли, которая, при содействии Николаева, была напечатана в московском журнале "Эпоха" в 1888 году. О Николаеве Бальмонт сочувственно вспоминал в мемуарном очерке "Видящие глаза", напечатанном в газете "Последние известия" (Ревель) 17 марта 1922 года. Подробнее о П. Ф. Николаеве см.: Деятели революционного движения в России: Биобиблиографический словарь. М., 1928.

9 Астырев Николай Михайлович (1857 - 1894) - публицист, его книга "В волостных писарях" (1886) отличается непредвзятым изображением крестьянской жизни и крестьянского самоуправления. К земской деятельности Бальмонт проявлял значительный интерес, во многом объясняющийся тем, что его отец был председателем уездной земской управы.

10 Русская литература N 1, 2000 г.

стр. 145


--------------------------------------------------------------------------------

Бальмонт спорит на вечере, литератор-народник в его представлении - "старая погремушка".

Печатались ли стихи Бальмонта в "Заре", сказать трудно, но сотрудником этой газеты он не стал. Реальной поддержки ни у Нефедова, ни у Златовратского Бальмонт не получил. Общение с ними было недолгим, так как в его глазах они были представителями старой "народнической школы", которую поэт "прошел" еще гимназистом в Шуе и в которой разочаровался.

Из апрельских писем следует, что Бальмонт за короткое время успел восстановить старое знакомство с П. Ф. Николаевым,(10) познакомился с редактором "Русской мысли" В. А. Гольцевым, критиком И. И. Ивановым и профессором Московского университета, знатоком западных литератур Н. И. Стороженко.

Известный критик и публицист Виктор Александрович Гольцев (1850 - 1906), по- видимому, имел в то время прямое отношение к журналу "Сотрудник" (1890 - 1891, редактор В. Н. Маракуев), в котором и предложил участвовать Бальмонту, заказав критико-биографический очерк о Роберте Вернее и ряд заметок о земстве и земцах. Скорее всего, контакты с Гольцевым на этом и прекратились. Лишь с 1894 года в журнале "Русская мысль" стали появляться бальмонтовские стихотворения и переводы ("Я мечтою ловил уходящие тени...", "Болотные лилии", перевод поэмы Шелли "Освобожденный Прометей" и Др.). Были ли публикации в "Сотруднике" - не известно.

Полезным на первых порах было знакомство с литературным и театральным критиком Иваном Ивановичем Ивановым (1862 - 1929). Иванов заведовал литературно-критическим отделом в журнале "Артист" (1891 - 1894), был тесно связан с газетой "Русские ведомости" и журналом "Мир Божий". Он способствовал публикациям произведений поэта в этих изданиях. Рассказывая об Иванове в письме от 6 апреля, Бальмонт приводит ядовитую эпиграмму на него В. Буренина:

Из журнальных тараканов Всех скучнее таракан Господин Иван Иванов, Театральный критикан.

Однако тут же добавляет: "Иванов очень милый человек, он сообщил, что видел много моих переводов в "Пант<еоне> литературы)"".(11) Благодаря Иванову каждый год в "Артисте" появлялись стихотворения Бальмонта ("Северный праздник", "Умер бедный цветок...", "У берегов Скандинавии", перевод "Ворона" Э. По) и другие его публикации.

Особенно большую роль в жизни Бальмонта сыграл Николай Ильич Стороженко (1826 - 1906). Об этом поэт вспоминал в очерке "На заре" (1929): "Один, голодая, имея нравственную опору лишь в профессоре Николае Ильиче Стороженко, который гостеприимно принимал меня и руководил моим изучением истории европейских литератур, я перевел, а Прянишников, или точнее, П. П. Кончаловский напечатал книгу норвежского критика Г. Иегера о Генрике Ибсене <...>. Н. И. Стороженко, к коему чувства мои - сыновняя любовь и признательность, ибо он поистине спас меня от голода и, как отец сыну, бросил верный мост, выхлопотал для меня у К. Т. Солдатенкова заказ перевести "Историю скандинавской литературы" Горна-Швейцера и, несколько позднее, двухтомник "История итальянской литературы" Гаспари".(12) О Стороженко 21 апреля Бальмонт писал жене: "Был вчера у Стороженко -


--------------------------------------------------------------------------------

10 См.прим.8.

11 "Пантеон литературы" (1888 - 1895) - журнал, издававшийся в Петербурге (издатель О. В. Трозинер, редактор А. Чудинов).

12 Бальмонт К. Д. Избранное. М., 1983. С. 556. Упомянутая здесь книга Г. Иегера "Генрик Ибсен (1828 - 1888). Биография и характеристика" в переводе Бальмонта напечатана в Москве под маркой книжного магазина П. К. Прянишникова, но фактически ее изданием руководил Петр Петрович Кончаловский (Канчаловский; умер в 1904 году), литературный и издательский деятель 1890-х годов, отец известного художника П. П. Кончаловского. О судьбе этой книги см. прим. 22.

стр. 146


--------------------------------------------------------------------------------

милый, очаровательный старик лет 45 - 50-и. Я ему отдал свой перевод Брандеса о Шелли и просил пока только высказать его мнение о доброкачественности перевода и желательности напечатать его отдельной брошюрой". В данном случае речь идет о бальмонтовском переводе, опубликованном в 1888 году в журнале "Эпоха".

Особый интерес представляют октябрьские письма 1891 года. Они относятся к поездке Бальмонта в Петербург и адресованы в Москву в гостиницу "Лувр". Перед этой поездкой состоялась его встреча в Нижнем Новгороде с В. Г. Короленко, который поддержал первые шаги Бальмонта в литературе еще в 1885 - 1886 годах; поэт считал его своим литературным учителем и человеком доброй, благородной души. Короленко снабдил Бальмонта рекомендательными письмами к писателю, редактору журнала "Северный вестник" М. Н. Альбову и к издателю Ф. Ф. Павленкову, а также посоветовал обратиться к ряду своих знакомых из литературного мира, воспользовавшись его визитными карточками. М. Н. Альбову Короленко писал 21 сентября: "Есть у меня знакомый молодой человек, Константин Дмитриевич Бальмонт. Уже несколько лет пишет стихи <...>. Теперь он явился ко мне сильно потертым разными невзгодами, но, по-видимому, не упавший духом. Он изучил языки, много читал, продолжает писать и едет в Петербург искать работы".(13) Как видим, к тому времени в Москве Бальмонт еще не чувствовал себя прочно и надежно. Благоприятные перспективы открылись позднее.

Первое письмо из Петербурга отправлено 12 октября. В нем Бальмонт сообщает, что Ф. Ф. Павленков в Крыму, что встретился с поэтом Н. М. Минским и передал ему переводы (какие - не указано), а тот обещал отдать их Павленкову. Встретился он и с Альбовым, который просил стихи для "Северного вестника" и статью об Ибсене, чтобы представить ее редакционному совету. Статью Бальмонт в это время писал, но не надеялся, что закончит ее в Петербурге, так как сильно утомился. Приведем наиболее существенные цитаты из этого письма.

"Насчет постоянной работы в редакции Альбов сказал мне, что сейчас все места в журнале заняты".

"Познакомился я с Минским и Мережковским и за два дня знакомств о многом переговорили, что я их считаю чуть не родными, чтобы ты знала, какие это милые, очаровательные люди, в особенности Мережковский. Минский читал мне свои новые, ненапечатанные еще стихотворения. Одно - прелесть, очаровательное. Потом он подарил мне свою философскую книгу "При свете совести", с положениями которой я, впрочем, совершенно не согласен. Ему очень нравятся мои переводы из Гейне: он говорит, что это мой жанр.

Но Мережковский, Мережковский - это что-то небесное Нужно только сказать, что он совсем некрасив <...>. Некрасив он очень, но и очень обаятелен. Умница, остроумный, живой - чистый француз. И он, и Минский убеждают меня переселяться поскорее в Петербург, говорят, что работа будет, но только непременно надо жить в Петербурге, "быть на виду". Мережковский даже так сказал: если хотите серьезно заниматься литературой, обязательно переезжайте сюда: из провинции продолжать - трудно, а начинать - абсолютно невозможно.

Жена Мережковского - прелесть, та самая барынька, которая пишет в "Санкт<- Петербургских> вед<омостях>" за подписью 3. Гиппиус (девичья фамилия), - помнишь, там ее очерк "В Москве", который нам понравился. Говорят, что ее другие вещи очень хороши, и что она очень талантлива. На днях они оба хотели у меня быть, и Минский тоже <...>, у Мережковского будет собрание литераторов, и он меня пригласил на него".


--------------------------------------------------------------------------------

13 Короленко В. Г. Письма. М., 1936. Т. III. С. 68 - 69. Подробнее об отношениях Бальмонта и Короленко см.: Куприяновский П. В. К. Д. Бальмонт и В. Г. Короленко // Изв. РАН. Сер. лит. и яз. 1998. Т. 57. ? 4. С. 60 - 64.

стр. 147


--------------------------------------------------------------------------------

Из письма от 17 октября: "Милая Лара, я кончаю сейчас свою статью об Ибсене и сегодня ее несу к Альбову". В письме от 18 октября - сообщение о том, что оставил статью Альбову и познакомился с писателем И. И. Ясинским.(14)

Таким образом, в Петербурге Бальмонт пробыл больше недели. На работу ему устроиться не удалось, стихи не были напечатаны, оставленная у Альбова статья об Ибсене в "Северном вестнике" не появилась (на ту же тему позднее, в ? 9 и 10 за 1893 год, была опубликована статья постоянного сотрудника журнала Н. М. Минского "Г. Ибсен и его пьесы из современной жизни"). Тем не менее результатами поездки в Петербург Бальмонт остался доволен. 30 декабря 1891 года в письме к Короленко, благодаря его за "письма и карточки" к петербургским знакомым, он отмечал: рекомендации дали "возможность познакомиться там с интересовавшими меня людьми".(15) Особое значение, конечно, имели встречи с Мережковским и Минским, о чем красноречиво свидетельствует процитированное выше письмо от 12 октября.

Необходимо учесть, что Мережковский в это время готовил к изданию книгу стихотворений "Символы" (СПб., 1892), в которой обозначился его поворот к религиозно-мистическим идеям и содержался намек на новые формы творчества, выраженный, правда, скорее, риторически. Настроения и мысли, сказавшиеся в ней, вероятно, в той или иной мере отразились в беседах с Мережковским.

Что касается Минского, то он тоже в это время выступил провозвестником новых веяний в искусстве, что отразилось в стихах мистического и импрессионистического звучания и идеалистической теории "меонизма", которой был посвящен трактат "При свете совести" (СПб., 1890), не понравившийся Бальмонту, скорее всего, абстрактно-метафизическими рассуждениями. Однако и в Мережковском, и в Минском он почувствовал "родственные души".

Декабрьские письма 1891 года адресованы в Иваново-Вознесенск и в Шую, где в это время находилась Лариса Михайловна (в ожидании ребенка она уехала из Москвы на родину еще загодя, вероятно в ноябре). Бальмонт коротко сообщает жене о новых знакомствах и своих литературных занятиях. 28 декабря - о знакомстве с критиком М. К. Цуриковой,(16) о переводе рассказов Б. Бьернсона для "Русских ведомостей", о разговоре с П. П. Кончаловским и П.Ф. Николаевым по поводу перевода книги Г. Иегера об Ибсене, который был заказан Бальмонту через Н. И. Стороженко.

29 декабря Бальмонт пишет ей о переводах для "Русских ведомостей" и для "Артиста", о том, что был у Златовратского, встречался с публицистом- народником В. В. (Воронцовым) и с болгарином (фамилия не названа), интересующимся скандинавской литературой. В связи с упоминанием "Русских ведомостей" надо отметить, что в N 355 за 1891 год появилась первая публикация поэта в этом издании - перевод рассказа Матильды Росс "Маленький кубарь". Сотрудничество Бальмонта в "Русских ведомостях" продолжалось вплоть до 1894 года, благодаря именно этой газете его имя стало известным и популярным. В письмах к жене Бальмонт упоминает "Русские ведомости" очень часто по разным поводам.

Так, 31 декабря он снова пишет о переводах для "Русских ведомостей", а также для Кончаловского (новеллы Сервантеса). С благодарностью говорит о Н. И. Стороженко - "спасибо ему, у него есть сердце, и сердце редкостное". Упоминает журнал "Мир Божий", который начнет выходить с 1892 года под редакцией В. П. Острогорского, надеется печататься в нем при посредничестве И. И. Иванова.


--------------------------------------------------------------------------------

14 Ясинский Иероним Иеронимович (1850 - 1931) - писатель, журналист, издатель журнала "Ежемесячные сочинения", в котором Бальмонт печатался в начале 1900-х годов.

15 РГБ. Ф. 135. (II). Карт. 18. Ед. хр. 42.

16 Цурикова Мария Константиновна (1865 - 1917) - писательница, публицистка, критик; автор статей и очерков о русских и зарубежных писателях.

стр. 148


--------------------------------------------------------------------------------

Сообщает, что профессору Н. С. Тихонравову(17) нравятся его переводы из Гете. В том же письме размышляет в связи с рождением сына: "нужно работать и работать, и тогда будет чем прокормить жену и маленького Котика". Сына назвали Николаем в честь рано умершего старшего брата Бальмонта, которого он очень любил (ему посвящено стихотворение * Призрак"). Днем раньше поэт так писал Короленко об обстоятельствах своей жизни: "Болезнь жены, рождение ребенка, собственные занятия, забота о приискании куска хлеба...".(18) Материально Бальмонт в это время, действительно, жил чрезвычайно трудно. В мемуарном очерке "На заре" поэт признавался, что бывали моменты, когда он буквально голодал и постоянно искал работу, существовал на случайные заработки, в основном благодаря переводам.

Перейдем к обзору писем 1892 года (ед. хр. 90).

Все письма с января по апрель этого года направлены из Москвы в Иваново- Вознесенск, где Лариса Михайловна жила с маленьким сыном, находя там необходимый врачебный уход. Иногда поэт приезжал туда и, разумеется, в Шую (например, в середине января, в апреле на Пасху). В середине февраля Лариса Михайловна ненадолго приезжала в Москву. Бальмонт, тревожась о здоровье сына, 2 января спрашивал жену: "Напиши мне, как здоровье мальчика. Совсем ли он поправился?" О себе писал, что целые дни занят книгами - приходится читать на разных языках и по разным вопросам.

В последующих январских и февральских письмах - сообщения о том, что читает, что переводит, что пишет. Например, из письма от 10 января узнаем: для "Русских ведомостей" готовятся статьи о героинях Г. Ибсена и Б. Бьернсона ("Женские типы скандинавской беллетристики"), для "Мира Божьего" - статья о Бьернсоне, для "Артиста" - статья об основателе датского театра Л. Гольберге; кроме того, сделан перевод трех сцен из "Бранда" Ибсена. "Книжка моя начала печататься", - извещает Бальмонт жену, имея в виду перевод книги Г. Иегера об Ибсене, далее сообщает о заказе Кончаловского на перевод новелл Сервантеса и стихотворений Гофмана и спрашивает, будет ли она помогать ему переводить с французского, в частности новые комедии для журнала "Артист". "Стороженко, Иванов и Кончаловский, по-видимому, очень хорошего мнения обо мне", - делится Бальмонт впечатлениями от встреч и бесед с этими людьми.

В письме от 14 января Бальмонт тревожится о здоровье Коли, сообщает, что читает Гофмана и много по-шведски и по-норвежски; с удовольствием прочитал драму Г. Мопассана "Musotte" ("Мюзотта"),(19) думает ее переводить. Из письма от 13 февраля явствует, что Бальмонт переводит стихи Теннисона.

Обстоятельные сведения содержатся в письме от 18 февраля: Бальмонт продолжает активно печататься в "Артисте" (стихи, рецензии), превращается в постоянного сотрудника этого журнала, получает его годовой экземпляр, появляется возможность стать в нем постоянным обозревателем иностранной литературы; переводит Шелли; печатает в "Русских ведомостях" заметку о "Северных богатырях" Ибсена, пишет для этой газеты заметку о сборнике стихов К. Фофанова; упоминает издателя Кузьму Терентьевича Солдатенкова (1818 - 1901) в связи с предстоящим переводом "Истории скандинавских литератур от древнейших времен до наших дней" Ф. Горна-Швейцера (вышла в свет в январе 1894 года).


--------------------------------------------------------------------------------

17 Тихонравов Николай Саввич (1832 - 1893) - историк русской литературы (преимущественно древнего периода), профессор Московского университета, академик с 1890 года.

18 РГБ. Ф. 135 (II). Карт. 18. Ед. хр. 42. Письма к Короленко от 30 декабря и письмо к жене от 31 декабря 1891 года дают основания полагать, что датой рождения Николая Бальмонта является не 1890-й, как принято считать, а 1891 год, точнее - конец года. По-видимому, в ноябре или декабре Бальмонт отвез Ларису Михайловну к Дементьевым, где ей был обеспечен врачебный уход. В Москву он вернулся после Рождества - к этому времени сын уже родился, причем тогда, когда он сам находился в Иваново-Вознесенске или Шуе.

19 Пьеса "Мюзотта" (1891) написана Г. Мопассаном в соавторстве с Жаном Нордманом. В ее основу положен рассказ Мопассана "Ребенок".

стр. 149


--------------------------------------------------------------------------------

Информацией подобного рода изобилуют и мартовские письма. "Мне приходилось в это время, - пишет Бальмонт 3 марта, - читать разную дребедень, рассказы Юлии Безродной (жены Минского), стихи Червинского, немецкую книжку об Ибсене и новый роман Доде "Rose et Ninette" ("Роза и Нинетта")".(20) О первых трех Бальмонт написал заметки для "Русских ведомостей", о романе Доде - большую заметку для "Мира Божьего", куда ее отправил Иванов вместе с бальмонтовскими стихами и несколькими переведенными им рассказами. Из письма от 12 марта явствует, что Бальмонт бывает у Цуриковой и поэта В. Шуфа.(21) Интересно, что в это время статьям, переводам, заметкам Бальмонт придает бблыпее значение, чем стихам, так как они охотнее печатаются, а это позволяет достичь относительного финансового благополучия; стихи же печатаются выборочно, с большим трудом, ведь у Бальмонта как поэта еще нет имени. Между тем он чувствует в себе силу, компетентность и радуется, что есть люди, которые верят в него.

23 марта, в связи с днем ангела Ларисы Михайловны (25 марта), Бальмонт посылает два посвященных ей стихотворения. Вот первое из них:

Ветви свои простирая, Плачет тоскливо метель. Где ты, моя дорогая, Белочка, птичка, газель?..

Скоро повеет весною, Скоро отправлюся я В рощу, где вешней порою Благостна песнь соловья, Но не увижусь с тобою, Белочка, птичка моя!..

Далее следует приписка: "Через 10 дней - увидимся. Можно переделать:

Теперь я увижусь с тобою, Белочка, птичка моя".

Вслед за этим идет другое стихотворение - шутливое, озаглавленное "От барсука к белочке" и подписанное: Барсук.

Белка-бабочка не плачь! Не страдай - в четверг приеду, - Или к утру, иль к обеду, Привезу тебе калач,

Привезу духов сиусских, Испаряющихся в миг, И десяток мудрых книг - Шведских, английских и русских.

Барсук.


--------------------------------------------------------------------------------

20 Упоминаются Юлия Ивановна Безродная (1858 - 1910, урожд. Яковлева) и поэт Федор Алексеевич Червинский (1864 - 1918); автор немецкой книги об Ибсене не установлен. Есть библиографический список публикаций Бальмонта в газете "Русские ведомости" ("Русские ведомости". 1863 - 1913. С. 20; разд. "Сотрудники "Русских ведомостей""), но мелкие заметки и рецензии в нем не зарегистрированы. Роман Альфонса Доде "Роза и Нинетта" был опубликован в 1891 году.

21 Шуф Владимир Александрович (1865 - около 1914) - московский поэт, Бальмонт посвятил ему сонет "Подводные растения" при первой публикации (Вестник Европы. 1895. ? 5) и в первом издании сборника "В безбрежности" (1895).

стр. 150


--------------------------------------------------------------------------------

Последнее мартовское письмо помечено 28-м числом. Основное в нем - Бальмонт и Кончаловский написали протест в Главное управление по делам печати в связи с запрещением перевода книги Г. Иегера об Ибсене; Кончаловский намерен поехать в Петербург хлопотать. "Быть может, - надеется поэт, - дело ограничится одной вырезкой нескольких страниц". Однако книга так и не вышла из печати: она была арестована, а потом уничтожена.(22)

После 28 марта в переписке наступает почти месячный перерыв. Бальмонт приезжает на Пасху к семье, увозит Ларису Михайловну с сыном в Шую и там остается некоторое время после Пасхи. Вернувшись в Москву, он 25 апреля отправляет письмо в Шую, из которого следует, что Бальмонт переехал из "Лувра". Указывается новый адрес: Остоженка, против храма Христа Спасителя, гостиница "Бояр". Номер, очевидно, снят, чтобы перевезти в Москву жену и сына, а затем подыскать постоянную квартиру. Через некоторое время была снята квартира у домовладельца Зайченко на Долгоруковской улице(23) (этот адрес указан в письме от конца июня 1892 года, но переехали туда Бальмонты значительно раньше).

Следующая партия писем - с 12 июня по 23 августа - адресована в Шую, где (а также, надо думать, и в Гумнищах) летом Лариса Михайловна находилась с сыном. Все эти письма имеют прямое отношение к поездке Бальмонта в Петербург, а оттуда в Скандинавию. 13 июня Бальмонт приглашает Ларису в Петербург, чтобы оттуда вместе отправиться в Стокгольм. Вероятно, жена ответила, что это невозможно. В письмах за 15 и 17 июня поэт сообщает о встречах с Минским, который только что вернулся из Италии. С ним, "интересным собеседником", пишет Бальмонт 17 июня, "исходили пол- Петербурга", "сегодня едем с ним к молодому поэту Энгельгардту (в Царское)".

Знакомство с Н. А. Энгельгардтом состоялось, о чем поэт написал жене 18 июня: "Вчера я провел прекрасный день и жалел только, что тебя нет со мной. Ко мне зашел Минский, и мы отправились вместе с ним в Царское Село к молодому поэту Н. А. Энгельгардту, его хорошему приятелю (сыну известного агронома). Очаровательный отшельник, мечтатель, напоминающий немного Шелли, истинный поэт - хрустальной чистоты и умница. Мы много с ним говорили, и у нас нашлось много (по уверению Минского) общих черт, а именно: мы оба любим Библию, оба переводим Сюлли Прюдома, сморкаемся в платки с синими каемками, оба в возрасте 25 лет (он старше меня на три месяца), одинакового роста, у обоих на правой щеке бородавка, имеем одинаковые манеры и т. д. Но только он холост и жениться не хочет никогда (о, глупец!). Мы условились с ним переписываться, и я буду участвовать в журнале, издаваемом его матерью ("Вестник иностранной литературы ")".(24)

К Н. А. Энгельгардту еще придется вернуться, а сейчас надо сказать, что у него, как и у Бальмонта, в 1890 году тоже вышел первый (и единственный) поэтический сборник "Стихотворения". В дальнейшем он стал известен как публицист, романист


--------------------------------------------------------------------------------

22 См. об этом: Добровольский Л. М. Запрещенная книга в России. 1825 - 1904. М., 1962. С. 189 - 190. Цензор нашел, что "почти все герои ибсеновских драм осуществляют резкий протест против существующего общественного строя".

23 Н. А. Энгельгардт, бывший у Бальмонтов, так описывает квартиру и ее хозяйку: "Квартира их была на Долгоруковской, во дворе, во втором этаже московского деревянного флигеля, окнами в сад с сиренями, кленами и липами <...>. Я увидел тогда Ларису Михайловну в простой, но изящной обстановке, в стильном платье со складкой Ватто, напоминавшую статуэтку из бисквита. Она была так юна, что ей по наружности нельзя было дать больше 17 - 18 лет" (РГАЛИ. Ф. 572. On. 1. Ед. хр. 344. Л. 133, об.). По сведениям Энгельгардта, в квартире у Бальмонтов бывали кн. А. И. Урусов, критик И. И. Иванов, профессор Н. И. Стороженко, А. П. Чехов (Там же. Л. 134). Сообщение относительно Чехова представляется нам сомнительным.

24 Письмо Бальмонта о Н. А. Энгельгардте опубликовано К. М. Азадовским и А. В. Лавровым (см.: Анна Энгельгардт - жена Гумилева (По материалам архива Д. Е. Максимова). С.356).

стр. 151


--------------------------------------------------------------------------------

и автор двухтомной "Истории русской литературы XIX столетия". Его отец А. Н. Энгельгардт - профессор-агроном, автор публицистической книги "Письма из деревни"; мать Анна Николаевна Энгельгардт была не издательницей, а редактором журнала "Вестник иностранной литературы" в 1891 - 1893 годах; в этом журнале Бальмонт печатался. Между Н. А. Энгельгардтом и Бальмонтом на короткий срок возникли дружеские отношения, они встречались в 1892 - 1894 годах в Петербурге и Москве.

19 июня Бальмонт известил Ларису Михайловну, что едет в Гельсингфорс, а оттуда пароходом прямо в Стокгольм. Следующие отрывки и письма позволяют установить маршрут первого заграничного путешествия поэта. До сих пор об этой и второй (1893 года) поездке в Скандинавию ничего не было известно. К сожалению, Бальмонт не пишет о своих впечатлениях. Его письма отправлены из Гельсингфорса (21 июня), из Стокгольма (22 июня), второе из Стокгольма - без даты, с сообщением, что здесь душно, и он уехал в Упсалу, чтобы отдохнуть. В этом и следующем письме говорится о дальнейших планах путешествия: совершить быстрый переезд из Швеции в Норвегию, пробыть в Гетеборге один день, в Христианин (старое название столицы Норвегии Осло) - пять дней, затем, посетив окрестности норвежской столицы, направиться в Копенгаген, а оттуда через Ригу вернуться в Москву. 3 июля в открытке, отправленной в Шую, Бальмонт извещает, что вернулся в Москву. Таким образом, путешествие в Скандинавию продолжалось две недели. Оно, несомненно, связано с его занятиями скандинавской литературой, в особенности творчеством норвежского писателя и драматурга Ибсена, который в 1890-е годы был необычайно популярен в России, а его влияние на Бальмонта было бесспорным.

По-видимому, вскоре после возвращения в Москву Бальмонт побывал на рoдине, навестил жену с сыном и родителей, так как следующие письма в Шую отправлены 23 и 25 августа. В них - упоминания о стихах в журнале "Семья", первом томе "Житейских воззрений кота Мурра" Гофмана (последнее связано с работой над переводами из Гофмана). Бальмонт собирается писать статьи о Стриндберге (для "Русских ведомостей") и о его драмах (для "Артиста"); читает книгу С. Ф. Ольденбурга "Буддийские легенды" (СПб., 1894. Ч. 1) - для перевода философской поэзии.

Последнюю единицу хранения (? 91) составляют письма Бальмонта к Ларисе Михайловне за период с 13 января 1892-го по 9 января 1894 года. Из них видно, что в это время супруги редко разлучались, жили в доме Зайченко на Долгоруковской улице.

Первый блок писем - петербургский, за 13 - 31 января 1893 года. В Петербурге укрепляются старые литературные знакомства (Минский, Мережковский, 3. Гиппиус) и появляются новые: неоднократно упоминается фактический редактор реорганизованного "Северного вестника" А. Л. Волынский (Флексер), называются поэты этого журнала К. Льдов, Як. Ивашкевич, переводчик Петрарки Н. М. Соколов, известный поэт и переводчик П. Вейнберг.

Особенно часто упоминается Минский, с которым устанавливаются дружеские отношения и переписка. Круг "Северного вестника" становится близким Бальмонту: его привлекают идейно-художественные искания этого круга, интерес к творчеству Ибсена, Шелли, Э. По (о последнем был разговор с Мережковским). В письме от 16 января Бальмонт сообщает, что при редакции "Северного вестника" организовался "шеллианский кружок", все интересуются Шелли, а Волынский написал о нем статью. Познакомившись со стихами и переводами Бальмонта, Минский сказал поэту, что тот сделал большой шаг в своем развитии и что из него "выйдет настоящий большой писатель". "Увы, когда?" - замечает Бальмонт в связи с такой лестной оценкой. В письмах не раз говорится: был у Минского, отправился к Минскому в редакцию "Новостей" (в этой газете он вел литературный отдел), "видел Минского", "придут ко мне Минский, Мережковский, Волынский". Наконец, он уведомляет жену: "Я привезу тебе Поэта. Точнее говоря. Минского". А в

стр. 152


--------------------------------------------------------------------------------

другом месте добавляет, что Минский и еще поэт (наверное, Энгельгардт) хотят, чтобы Лариса Михайловна приехала в столицу познакомиться с петербуржцами.

Свою поездку в Петербург Бальмонт считал плодотворной. В "Северном вестнике" он оставил стихи, которые обещали напечатать. И напечатали, правда, не в мартовском, а в майском номере: переводы из Шелли (стихотворения "Царица моего сердца" и "Ночь"), в составе статьи Н. И. Стороженко "Английские поэты нужды и горя" переводы отрывков из поэм Голдсмита "Покинутая деревня" и Бернса "Веселые нищие", а также переводы стихотворений Элиота "Молитва поэта", "Семья пролетариев в Англии" и "Суббота". В октябрьском номере появилась "Фантазия", уже не переводное, а оригинальное стихотворение Бальмонта с его установкой на передачу зыбких впечатлений и музыкальное звучание стиха. С него, можно сказать, начинается "новый Бальмонт", импрессионист и символист. "Мое сотрудничество в "Северном вестнике" и "Иностранной литературе" ("Вестнике иностранной литературы". - П. К.) - факт решенный", - пишет поэт 31 января.

Несколько стихотворений Бальмонт передал для сборника "В пользу переселенцев", издаваемого газетой "Новая жизнь". Он установил также контакт с А. С. Сувориным, оставив для его издательства рукопись (возможно, переводов). Побывал в "Вестнике Европы", где получил гонорар за перевод поэмы Шелли "Мимоза", помещенный в ? 12 за 1892 год. Публикацию поэмы "Мимоза" именно в этом журнале Бальмонт особенно ценил, так как "Вестник Европы" был одним из старейших и самых почтенных российских журналов. Редактор журнала М. М. Стасюлевич в дальнейшем способствовал, начиная с 1893 года, выходу в свет всех семи выпусков сочинений Шелли в переводе Бальмонта. В его же издательстве в 1894 году вышел стихотворный сборник поэта "Под северным небом", который Бальмонт всегда считал первым.

Следующие три письма относятся ко второй поездке Бальмонта в Скандинавию, завершившейся недельным пребыванием в Германии. Письма адресованы в Москву на Долгоруковскую улицу - там оставалась Лариса Михайловна в ожидании рождения нового ребенка. В письме от 13 июня поэт извещает жену, что во вторник едет пароходом в Стокгольм, оттуда намеревается переехать в Гетеборг, затем в Христианию, а пока направляется на день к Мережковскому. 6 июля - письмо из Берлина: поездка "очень освежила, хотя утомила"; в Берлине намерен быть пять дней, на один день съездить в Дрезден. 15 июля - открытка с извещением о прибытии в Петербург. Впечатления от поездок в Скандинавию нашли отражения в ряде стихотворений Бальмонта ("Среди шхер", "У скандинавских скал", "У фьорда", "Норвежская девушка", "Чайка", скандинавская песня "Горный король", "Разлука") и в лирическом прозаическом этюде "Тени", напечатанном в газете "Русские ведомости" 13 января 1894 года. В нем есть такой пассаж:

"Я закрыл глаза, и передо мною, как в калейдоскопе, промелькнули недавние картины.

Голубые глаза мечтательной Швеции... Зеленые пастбища Дании... Фьорды и серые скалы Норвегии..."

В период между "скандинавскими" письмами и письмами за 20, 26 и 30 августа в семье произошло важное событие: родилась дочь. Об этом Бальмонт писал Минскому: "Моя жена только что (вчера в ночь) освободилась от тягостей двойного существования, разделив теперь этот труд поровну с весьма субтильной девицей, которая, конечно, будет носить какое-нибудь романтическое имя, вроде "Тани" или "Аси"".(25) Названа она была Анной, что явствует из приписки Ларисы Михайловны


--------------------------------------------------------------------------------

25 Письма К. Д. Бальмонта к Н. М. Минскому / Публ. П. В. Куприяновского и Н. А. Молчановой // Русская литература. 1993. ? 2. С. 190. Скорее всего, дочь родилась в последних числах июля, так как в процитированном письме Минскому (оно не датировано) упоминается статья о Сюлли Прюдоме ("она пойдет на днях в "Русских ведомостях""), которая была напечатана 2 августа 1893 года.

стр. 153


--------------------------------------------------------------------------------

в письме Бальмонта к матери от 6 ноября 1893 года: "Анька выравнивается в прелестную девочку".(26) Однако дочь в конце этого или в начале следующего года умерла.(27)

Упомянутые августовские письма и открытки малосодержательны. Адресованы они в Иваново-Вознесенск, где Лариса Михайловна находилась с детьми. 8 декабря - открытка с вокзала из Москвы при отъезде Бальмонта в Шую с обещанием привезти оттуда "всякой всячины".

Три последних письма Бальмонта Ларисе Михайловне написаны 4, 7 и 9 января 1894 года и отправлены в Петербург, куда та уехала. Первое адресовано некой Марии Владимировне Ивановой с просьбой передать Л. М. Бальмонт, второе - на "Северную гостиницу". В нем есть такие слова: "Мне тоже скучно без тебя", и сообщение о том, что собирается в Петербург, где надеется провести вместе недели полторы. В последнем письме Бальмонт спрашивает, долго ли "милая Лара" пробудет в Петербурге, что касается его, то он приехать к ней не сможет ввиду необходимости готовиться к лекции, которую предстоит прочитать. Бальмонт пишет о Минском и спрашивает, познакомилась ли она с Мережковскими. Однако 12 января он ставит в известность мать, что едет в Петербург, где находится Лара, и пробудет там четыре дня.(28) На этом эпистолярные свидетельства об отношениях Бальмонта и первой жены обрываются. Неопубликованная часть воспоминаний Н. А. Энгельгардта, где он рассказывает о встречах с Бальмонтом, заканчивается словами: "17 мая 1894 года Лариса Михайловна приехала ко мне в Батищево и подарила мне свыше сорока лет безоблачного семейного счастья".(29) Следовательно, сближение произошло между январем и маем. Возможно, их отношения развивались параллельно роману Бальмонта с Екатериной Алексеевной Андреевой, о котором подробно рассказано в ее "Воспоминаниях".

Что произошло, почему распалась семья? Ответа на эти вопросы письма Бальмонта к жене не дают. Н. А. Энгельгардт, хорошо знавший содержание писем, отметил, что они свидетельствуют "о самой нежной привязанности" их автора к Ларисе Михайловне.(30) Действительно, в них лишь однажды глухо прозвучало, что оба они виноваты - "оба не сдержали себя" (письмо от 13 июня 1892 года). Значит, не все отразилось в письмах, а столкновения были. Нельзя не заметить также, что письма, связанные со второй поездкой в Скандинавию, редки, коротки и сухи. Почти то же самое можно сказать о письмах второй половины 1893 года и январских письмах 1894 года.

Н. А. Энгельгардт пишет, что в семейном союзе Бальмонтов трещина образовалась после смерти дочери Анны. Скорее, после этого она резко обозначилась и расширилась, хотя была и раньше. Их брак не был бесконфликтным. Бальмонт не раз писал о беспричинной ревности первой жены. По словам Е. А. Андреевой-Бальмонт, второй жены поэта, Лариса Михайловна "следила за ним, подсматривала, распечатывала его письма, рылась в его бумагах".(31) Подозрительность была в натуре Ларисы Михайловны, ревностью она преследовала и Н. А. Энгельгардта. Их сын Александр вспоминал: "Мама, добрая и честная, имела ужасный порок. Она была


--------------------------------------------------------------------------------

26 РГАЛИ. Ф. 57. On. 1. Ед. хр. 127.

27 РГАЛИ. Ф. 527. On. 1. Ед. хр. 344. Л. 176, об. Н. А. Энгельгардт относит смерть Ани к весне 1894 года. Нам кажется, что это, вероятнее всего, произошло в самом конце 1893 года. Родившуюся в 1895 году дочь Энгельгардты тоже назвали Анной, очевидно, в честь сестры Ларисы Михайловны.

28 РГАЛИ. Ф. 57. On. 1. Ед. хр. 127. В этом письме, как и в письме к Ларисе Михайловне от 9 января 1894 года, тоже говорится о предстоящей лекции. Известно, что в начале 1894 года Бальмонт с большим успехом прочел лекции о Шелли и Байроне в зале Исторического музея.

29 РГАЛИ. Ф. 572. On. 1. Ед. хр. 344. Л. 179.

30 Там же. Л. 178.

31 Андреева-Бальмонт Е. А. Воспоминания. М., 1996. С. 338.

стр. 154


--------------------------------------------------------------------------------

необоснованно ревнива, без всякого повода со стороны отца. И это выражалось в диких сценах ревности".(32)

Нечто подобное, надо полагать, было и в отношениях с Бальмонтом, если учесть еще его влюбчивую натуру ("люблю любовь" - говорил он о себе). Тем более, когда возникли серьезные отношения между поэтом и Е. А. Андреевой (они познакомились в апреле 1893 года), Лариса Михайловна не могла не почувствовать и не заметить перемены в муже. С другой стороны, мимо ее внимания не прошла и увлеченность ею Николая Александровича Энгельгардта, которая без умысла "подогревалась" его матерью - после знакомства с Ларисой Михайловной во время их приезда в Москву она восклицала, обращаясь к сыну: "Но какая у него (Бальмонта. - П. К.) жена! Какая жена!".(33) Поистине, Л. М. Гарелина обладала даром "чарования". Возникший "треугольник" разрешился тем, что Бальмонт, донимаемый ревностью жены, собрал вещи и ушел жить в гостиницу, а Лариса Михайловна приехала в смоленское имение Энгельгардтов Батищево.

Пять лет брака не были счастливыми для супругов. Они слишком много жили врозь, материально и в бытовом отношении долго были устроены плохо. Лариса Михайловна перенесла три беременности, двое детей умерли, ее творческие задатки не могли быть реализованы. Интересы мужа далеко не всегда ею понимались и принимались, а Бальмонт с головой ушел в них. Человек целеустремленный, творческий, деловитый, но малоспособный дать счастье в женском, семейном смысле слова - такое заключение можно сделать о Бальмонте, читая его письма к первой жене. Что касается писем как источника творческой биографии, то их ценность безусловна и весьма значительна. По ним можно видеть, как много Бальмонт занимался самообразованием, читал, писал и вообще трудился. По письмам прослеживаются его планы, литературные контакты и связи, сотрудничество в различных газетах, журналах, издательствах. Просмотр упоминаемых изданий может привести к выявлению забытых публикаций. Характерно тяготение поэта к петербургским поэтам-символистам, к кругу журнала "Северный вестник", который, с переходом его в руки Л. Я. Гуревич и А. Л. Волынского, стал постепенно органом нарождающегося декадентства и символизма.(34) В Москве лишь знакомство с В. Я. Брюсовым позволило Бальмонту найти нечто родственное и близкое, но произошло это осенью 1894 года, т. е. после того, как переписка Бальмонта с Л. М. Гарелиной завершилась. В 1895 году был официально оформлен развод, и она смогла вступить в брак с Н. А. Энгельгардтом, а Бальмонт - с Е. А. Андреевой (их венчание состоялось 27 сентября 1896 года).(35)


--------------------------------------------------------------------------------

32 Цит. по: Анна Энгельгардт - жена Гумилева (По материалам архива Д. Е. Максимова). С. 376 (письмо А. Н. Энгельгардта к Д. Е. Максимову).

33 РГАЛИ. Ф. 572. On. 1. Ед. хр. 344. Л. 133, об.

34 O реорганизации журнала "Северный вестник" и о сотрудничестве в нем Бальмонта см.: Куприяновский П. В. 1) История журнала "Северный вестник" // Учен. зап. Ивановского пед. ин-та. 1970. Т. 59; 2) Поэты-символисты в журнале "Северный вестник" // Русская советская поэзия и стиховедение. М., 1969; Иванова Е. В. "Северный вестник" // Литературный процесс и русская журналистика конца XIX - начала XX века. 1890 - 1904. Буржуазно-либеральные и модернистские издания. М., 1982. С. 91 - 128.

35 Необходимо заметить, что женитьбе Н. А. Энгельгардта на Л. М. Гарелиной предшествовало неудачное сватовство к Е. А. Андреевой, у которой к этому времени уже был роман с Бальмонтом (см. об этом: Андреева-Бальмонт Е. А. Воспоминания. С. 279 - 280). Перипетии этого "четырехугольника" нашли своеобразное отражение в романе Энгельгардта "Под знаком Сатурна" (Русский вестник. 1903. ? 1 - 5). Прототипами являются все четыре упомянутых лица. Главный герой Ушнев (прототип - Бальмонт) обрисован отъявленным декадентом, каким в 1893 - 1894 годах поэт еще не был. Энгельгардт к декадентству и символизму относился резко отрицательно (Николай Энгельгардт из Батищева. Эпизоды моей жизни. С. 10), поэтому в романе все, что связано с "новой поэзией", изображено утрированно.

Поскольку в 1895 году, когда у Энгельгардтов родилась дочь Анна, их брак еще не был зарегистрирован, Бальмонту пришлось записать ее на свое имя. Лишь позднее Николай Александрович узаконил дочь.

Сложно оформлялся и второй брак Бальмонта, так как, по настоянию Ларисы Михайловны, виновным в разводе признали поэта. Их брак был расторгнут решением Московского епархиального управления, утвержденным указом Святейшего Синода 29 июля 1896 года "с дозволением вступить жене во второй брак, а мужу навсегда воспрещено вступление..." (Захарова О. Архивные находки). Однако Бальмонт пренебрег этим решением и обвенчался с Е. А. Андреевой тайно (см.: Андреева-Бальмонт Е.А. Воспоминания. С. 313 - 317).

стр. 155


--------------------------------------------------------------------------------

Свои отношения с Ларисой Михайловной поэт подытожил в стихотворении "Воскресший", которое вошло в книгу "В безбрежности":

Ты обманулся сам в себе И в той, что льет теперь рыданья, - Но это мелкие страданья. Забудь. Служи своей судьбе.(36)


--------------------------------------------------------------------------------

36 Цит. по: Бальмонт К. Д. Избранное. С. 55.

стр. 156



Отправить на принтер


Готовая ссылка для списка литературы

ПУБЛИКАЦИИ И СООБЩЕНИЯ. К. Д. БАЛЬМОНТ В ПИСЬМАХ К Л. М. ГАРЕЛИНОЙ-БАЛЬМОНТ // Москва: Портал "О литературе", LITERARY.RU. Дата обновления: 20 ноября 2007. URL: http://literary.ru/literary.ru/readme.php?subaction=showfull&id=1195561369&archive=1197244339 (дата обращения: 11.12.2018).

По ГОСТу РФ (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка"):


Ваши комментарии