ПУШКИНСКИЙ ЮБИЛЕЙ 1937 ГОДА ЗА ГРАНИЦЕЙ. ЛИТЕРАТУРА И ПОЛИТИКА

ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 26 февраля 2008
ИСТОЧНИК: http://portalus.ru (c)


© Л. М. СОЛДАТОВА

найти другие работы автора

Культурных акций такого размаха, как пушкинские дни 1937 года не знала не только Советская Россия, не знал мир (и сказать так не будет преувеличением).

На Западе русская эмиграция, считавшая себя "Россией вне России", осознавала "приобщение Запада к постижению гениальности Пушкина" как свой долг и стремилась доказать, что Пушкин не только ее "национальный гений, но и русский гений всечеловечества...".1 Цена всемирного литературного праздника, как и его истинное значение, постигаются полтора века спустя, когда стали доступны партийные советские архивы и появились публикации материалов, связанных с деятельностью русской эмиграции.2

Юбилейные мероприятия стали широко обсуждать задолго до памятной даты как в Советском Союзе, так и за рубежом. В 1922 году Союз писателей и журналистов в Чехословакии организовал первый вечер, посвященный А. С. Пушкину.

В 1924 году, в день рождения поэта, в Москве на Тверском бульваре был организован многотысячный митинг. Владимир Маяковский, читая свое стихотворение "Юбилейное", обращаясь к памятнику Пушкина, патетически воскликнул: "Я люблю вас, но живого, а не мумию", при этом им были подвергнуты безжалостному осмеянию представители старой отжившей дворянской культуры, "старомозгие пушкинисты" "Плюшкины".

В феврале 1925 года, в Праге, А. Л. Бем, профессор Карлова университета, предложил Пражскому Педагогическому бюро ежегодно организовывать повсеместно, в странах русского эмигрантского рассеяния, праздники Дня русской культуры, приурочив их ко дню рождения А. С. Пушкина, 6 июня. Все материалы Дня русской культуры из разных стран собирались в Славянской библиотеке, где в настоящее время существует пушкиниана, поражающая своим богатством.3

В 1932 году в Чехословакии Союзом писателей и журналистов была организована выставка "Пушкин и его эпоха", в 1935 году учреждено издательство имени поэта.4

Задолго до пушкинской памятной даты стало очевидно, что неизбежна политическая конфронтация к действиям эмиграции со стороны Советского Союза. В 1934 году при Центральном Исполнительном Комитете СССР был учрежден Всесоюзный Пушкинский юбилейный комитет, под председательством А. М. Горького "для разработки мероприятий по увековечению великого поэта и содействию широкой популяризации его творчества среди трудящихся". В состав ВПК предлагалось ввести членов правительства, академиков, известных писателей и деятелей культуры.

В свою очередь, 21 ноября 1934 года в Париже Русский национальный комитет под председательством А. А. Карташева "предпринял постановление, в котором призывал к организации чествования пушкинской годовщины и объединению русской эмиграции вокруг имени Пушкина, как символа русской культуры".5

Уже через три месяца, в феврале 1935 года, в Париже был организован Всемирный Пушкинский юбилейный комитет. В него вошли представители всех эмигрантских политических партий и направлений. Председателем президиума комитета был избран лидер кадетов В. А. Маклаков, товарищами председателя П. Н. Милюков и М. М. Федоров. Комитет состоял из 60 рядовых членов. Среди них были известные писатели, художники, музыканты и поэты (И. А. Бунин, Ф. И. Шаляпин, С. В. Рахманинов, В. Ф. Ходасевич, И. С. Шмелев и др.). Знаме-


--------------------------------------------------------------------------------

1 Бем А. Культ Пушкина и "колеблющие треножники" // Образ совершенства. М., 1999. С. 59.

2 Пушкин в русской философской критике. Конец XIX - первая половина XX в. / Сост. Р. А. Гальцева. М., 1990; Центральный Пушкинский комитет в Париже. 1935 - 1937: В 2 т. / Сост. М. Д. Филин. М., 2000; Русское зарубежье. История и современность. М., 2003. N 1; Зарубежная Россия. 1917 - 1939. Сб. статей. СПб., 2002, 2003; и др.

3 Магидова М. Традиции дня русской культуры // Зарубежная Россия. 1917 - 1939. С. 289 - 294.

4 Гессен В. Е. Российские эмигрантские литературные общества в Чехословакии и Германии // Там же. С. 258.

5 Лифарь С. Ф. Всемирный Пушкинский зарубежный комитет 1937 года // Центральный Пушкинский комитет в Париже. 1935 - 1937. Т. 1. С. 57.



стр. 202


--------------------------------------------------------------------------------

нитый балетмейстер, хореограф и 1-й солист Парижской "Гранд-Опера" С. Ф. Лифарь стал одним из самых деятельных его участников. Впоследствии он писал: "Комитет поставил себе главной задачей обеспечить характер всемирности чествования величайшего, не только русского, но и мирового поэта. Рассеяние русских по всему миру давало этому особую возможность, которую необходимо было осуществить. Это было пушкинским комитетом выполнено".6

По свидетельству С. Лифаря, Всемирным Пушкинским парижским комитетом была выработана программа - "тип чествования" Пушкина, разослано более 5000 писем во все страны мира (на что было истрачено 5500 франков), а "сношения самого Пушкинского комитета с местными властями и университетами обеспечили подлинное всемирное чествование Пушкина, первое в истории русской литературы и русской культуры". "По просьбе местных Комитетов им были высланы все материалы (речи Достоевского, Тургенева, Ключевского, посвященные Пушкину, (...) переводы Пушкина на французский язык Лиронделя и многих французских писателей и переводчиков, специально написанные к юбилею статьи русских писателей Б. К. Зайцева, А. П. Ладинского и др., партитуры и ноты опер и романсов на пушкинские темы и слова..."7

Кроме этого Парижский комитет занимался не только издательской и выставочной, но и благотворительной деятельностью: организовал стипендии трем правнукам и одному праправнуку Пушкина и внуку Л. Н. Толстого, оказал денежную поддержку двум внукам поэта, жившим за границей.

Отдав дань уважения Франции, в состав Всемирного Пушкинского комитета впоследствии почетно ввели французских академиков и литераторов, видных общественных деятелей, подчеркнув этим всеобщность русской культурной акции.

В прямую связь с полученной в Советском Союзе информацией об организации Всемирного Пушкинского комитета в Париже и усилившейся "всемирной" экспансии его деятельности можно поставить инициативы председателя Всесоюзного общества культурных связей СССР с заграницей А. Я. Аросева (ранее полпреда СССР в Чехословакии). 8 августа 1935 года он обратился к народному комиссару просвещения РСФСР А. С. Бубнову (заместителю председателя Всесоюзного Пушкинского комитета) с заявлением о настоятельной необходимости активного участия Советского Союза в организации и проведении пушкинского юбилея за рубежом. А. Я. Аросев предлагал срочно образовать специальную иностранную комиссию и возложить на нее многообразные обязанности:

"а) разработку различных акций, которые должны иметь место в связи с юбилеем за рубежом (вечера, лекции, доклады, научные собрания и т. д.) и содействие для этой цели за границей специальных комитетов или организаций соответственных комиссий уже существующими организациями (Общества Культсближения с СССР, общества друзей СССР, организации революционных писателей, студенческих организаций и т. д.);

б) подготовку специальных юбилейных изданий и публикаций для заграницы на иностранных языках;

в) разработку кандидатур иностранцев (ученых, специалистов, писателей, художников и пр.) для приглашения на юбилей в СССР;

г) постановку информации в Советской ежедневной и периодической печати о зарубежных акциях в связи с юбилеем".8

В состав иностранной комиссии А. Я. Аросев предлагал ввести представителей от Всесоюзного общества культурных связей с заграницей (ВОКС), Отдела внешних сношений Министерства иностранных дел СССР, Иностранной комиссии Сою-


--------------------------------------------------------------------------------

6 Там же. С. 61.

7 Там же. С. 63.

8 ГАРФ. А. Ф. 305 (Всесоюзный Пушкинский комитет). Оп. 1. Ед. хр. 8. Л. 3 - 4.



стр. 203


--------------------------------------------------------------------------------

за советских писателей, Института мировой литературы Академии наук СССР, Государственного Литературного музея, общества "Интурист". Возглавить работу в иностранной комиссии, по его мнению, должны были представители ВОКС, ввиду того, что "ВОКС располагает за границей необходимым аппаратом, который может быть вполне использован (уполномоченные ВОКСа во всех почти странах, общества культурного сближения в большинстве крупных стран, широкая сеть корреспондентов, в том числе литературных деятелей, историков и др.)"9

В своей докладной записке А. Я. Аросев сообщал, что "по линии ВОКСа уже начата определенная работа в направлении популяризации Пушкина за рубежом, а также проведена подготовка по целому ряду стран (рассылка информации о создании и деятельности Всесоюзного Пушкинского комитета, образование комитетов при Обществах Культурного Сближения с СССР в Чехословакии, Франции, Америке, Дании, Скандинавским странам и пр., подготовка сборника о Пушкине на 3-х языках и т. д.".10

В октябре 1935 года, председатель правления общества "Интурист" В. А. Курц, вслед за А. Я. Аросевым, в докладной записке на имя И. В. Сталина также заявил о "политической целесообразности" обеспечить предстоящему празднованию "резонанс в мировом масштабе" и предложил в июне 1937 года организовать пушкинский фестиваль для иностранцев в СССР, наподобие того, который проводят в Англии на родине В. Шекспира. "В Англии правительство уделяет большое внимание ежегодным шекспировским юбилеям, - объяснил он свою инициативу, - там они носят специфически замкнутый характер: устраивается секционное празднование для дипломатического корпуса. Но даже в этом узком плане шекспировские празднования в Англии имеют весьма большое значение, как это было отмечено Полпредом СССР в Англии т. Майским. В нашей стране имеются все возможности провести аналогичное мероприятие в несравненно более широком массовом масштабе, соответствующем культурному росту, многомиллионному населению Советского Союза".11

16 декабря 1935 года Постановлением ВЦИК СССР был учрежден Всесоюзный Пушкинский комитет в составе 48 человек, под председательством А. М. Горького. При Комитете был организован рабочий президиум из семи человек и при нем образовано семь рабочих комиссий: реставрационно-мемориальная, художественная, издательская, выставочная, по вузам, по учебным заведениям, массовая. В Постановлении объявлялось о повсеместном создании пушкинских комитетов и комиссий в Союзных и Автономных республиках и областях, в городах, в районах и сельсоветах, в колхозах и совхозах, на фабриках и заводах, на железнодорожном и водном транспорте, в библиотеках и клубах, в школах, техникумах и вузах.12

Иностранной комиссии при Всесоюзном Пушкинском комитете, за которую так ратовал А. Я. Аросев, организовано не было, но в Постановлении ВЦИК отдельным пунктом были указаны уже созданные (sic!) зарубежные комитеты: "В США - Пушкинский Комитет Единого фронта Русских рабочих организаций в Нью-Йорке, под председательством В. А. Яхонтова; в Чехословакии - Государственный Комитет, под председательством премьер-министра Годлы и Комитет по организации Пушкинских торжеств в Моравии и Силезии в Брно, под председательством В. Гольберта, декана философского факультета Масариковского университета".13 Правда, эта последняя информация из-за рубежа не была опубликована в газете "Известия ВЦИК" и не стала достоянием советской общественности.


--------------------------------------------------------------------------------

9 Там же. Л. 4.

10 Там же.

11 Там же. Ед. хр. 5. Л. 6 - 7. Отношение Сталина к этой докладной записке неизвестно.

12 См.: Известия ВЦИК. 1935. 17 дек. N 292.

13 ГАРФ. А. Ф. 305. Оп. 1. Ед. хр. 2. Л. 35.



стр. 204


--------------------------------------------------------------------------------

В течение 1935 - 1936 годов, после убийства С. М. Кирова, органами НКВД были "вскрыты" террористические группы "троцкистов и зиновьевцев", которых обвиняли в покушении на жизнь членов советского правительства, в хищении государственных средств, а также в связях с "заклятыми врагами трудящихся нашей страны шпионами, провокаторами, диверсантами, белогвардейцами, кулаками и т. д."; устраивались показательные судебные процессы, по организациям распространяли "закрытые" письма ЦК ВКП(б), в которых коммунистов призывали "к бдительности на любом участке и во всякой обстановке".14 Поэтому вряд ли стоит удивляться тому, что в обстановке тотальной подозрительности и шпиономании, инициатива широкомасштабного проведения пушкинского юбилея с участием приглашенных в Советский Союз иностранцев не встретила явной поддержки в правительстве.

Идею инициирования и проведения "пушкинского юбилея за рубежом" продолжали разрабатывать в подразделениях ВОКС как в Москве, так и за границей. В дополнение к записке А. Я. Аросева, а возможно и по его поручению, в декабре 1935 года Л. Я. Черняховский (временно исполняющий обязанности председателя ВОКС) "на усмотрение" наркома просвещения А. С. Бубнова направил следующий план подготовки мероприятий (по линии ВОКС) по организации пушкинского юбилея за границей и в СССР:

"1. В течение 1936 года силами общества Культсближения с СССР осуществить организацию пушкинских юбилейных комитетов в следующих странах: Чехословакии, Франции, США, Англии, Турции, Швеции, Норвегии, Латвии, Литве, Эстонии, Финляндии.15

2. Организовать при содействии Обществ Культсближения с СССР доклады советских писателей и литературоведов в Чехословакии, Англии, Франции, в Скандинавских и других странах в зависимости от инициативы соответственных обществ Культсближения.

3. Пригласить по линии ВОКСа зарубежных гостей.

4. Составить при содействии уполномоченных ВОКСа исчерпывающую "Пушкиниану" (библиографию произведений Пушкина и литературных отзывов о нем на иностранных языках).

5. Провести при содействии Общества Культурного сближения с СССР широкую анкету среди зарубежных библиотекарей публичных и университетских библиотек и преподавателей литературы на тему: "Кто и как читает Пушкина за границей".

6. Собрать через Общества Культурных связей с СССР документальный пушкинский материал (иконографический, оригинальных изданий, критических работ, ноты, снимки театральных постановок и пр.) для юбилейной выставки в СССР.

7. Снабдить все связанные с ВОКСом Общества Культсближения с СССР и другие организации выставочными материалами к празднованию пушкинского юбилея. В частности, обеспечить создание пушкинских выставок в тех европейских и американских вузах, в которых имеются кафедры русской литературы, негритянские университеты в США и Южной Америке.

8. Издать на 3-х языках художественно оформленную монографию "Пушкин. Его жизнь и творчество" заблаговременно. Снабдить ею все Общества Культсвязи с СССР. В общества Культсближения, которые сами пожелают издать такую монографию (как, например, в Чехословакии, Общество Культсближения уже выразило такое пожелание), направить соответствующий материал".16


--------------------------------------------------------------------------------

14 Реабилитация. Политические процессы 30 - 50-х годов. М., 1991. С. 210.

15 Эти юбилейные комитеты должны были действовать независимо от тех, что организовывали белоэмигранты, и, возможно, в противовес им.

16 ГАРФ. А. Ф. 305. Оп. 1. Ед. хр. 8. Л. 5.



стр. 205


--------------------------------------------------------------------------------

Кроме всего вышеозначенного, Всесоюзное общество культурных связей с заграницей обязывалось "снабдить текстовым и иллюстративным материалом докладчиков, литераторов иностранных университетов, иностранных журналистов", "информировать мировую печать о работе юбилейного комитета в СССР, а юбилейный комитет и советскую общественность о ходе подготовки юбилея за границей, а также вызывалось "поставить перед Пушкинским Комитетом вопрос об организации международного конкурса на лучший перевод на иностранный язык отдельных произведений Пушкина".

Свою докладную записку наркому просвещения председатель ВОКС завершил неуверенно: "О Вашем решении по поводу наших предложений просим известить нас, чтобы мы могли заблаговременно приступить к реализации тех из них, которые комитет сочтет целесообразным".17 В виде приложения к этому документу предлагался состав иностранной комиссии: А. Я. Аросев (ВОКС) - председатель, В. А. Курц ("Интурист"), М. Е. Метковский (Отдел внешних сношений ВЦСП), М. Е. Кольцов (Иностранная комиссия ВССП), И. К. Луппол (Институт мировой литературы им. А. М. Горького АН СССР).

Политическая обстановка в Советском Союзе накалялась. Показательные процессы следовали один за другим. Все инициативы по проведению пушкинского юбилея, как и финансирование уже утвержденных мероприятий, тормозились до конца декабря 1936 года.

Идея пригласить на юбилей в СССР иностранцев утратила первоначальный масштаб. 16 ноября 1936 года А. С. Бубнов представил на утверждение ВЦИК проект, подготовленный на основании предложений Всесоюзного общества культурных связей с заграницей и общества "Интурист". В документе было сказано: "Провести юбилейные пушкинские торжества для иностранцев с 10 по 20 февраля 1937 года в Москве и Ленинграде под общим названием: "Пушкинские юбилейные торжества в СССР"".18

Тем немногим, которые в эти дни захотели бы посетить Советский Союз, предоставлялось право посетить Всесоюзную Пушкинскую выставку, съездить на экскурсию "Пушкин", побывать в Остафьево, в Архангельском, посмотреть спектакли, концерты и кинофильмы, созданные к торжественным дням.19

В декабре 1936 года А. С. Бубнов и А. Я. Аросев, обеспокоенные отсутствием правительственной поддержки и финансирования заграничных мероприятий, направили совместное письмо на имя председателя Совета Народных Комиссаров СССР В. М. Молотова, рассчитывая на его авторитетное заступничество: "Юбилей вызвал значительный интерес в кругах интеллигенции ряда зарубежных стран, - писали они. - В распоряжении Всесоюзного Пушкинского комитета имеются данные, полученные через ВОКС (выполняющий функции иностранной комиссии Пушкинского комитета) об идущей там подготовке к празднованию пушкинского юбилея по инициативе различных научных, литературных, художественных и других организаций, образующих из своей среды специальные юбилейные комитеты. Эта подготовка протекает большей частью в контакте с нашими полпредствами, в отдельных случаях этой подготовке обеспечивается поддержка правительственных (Чехословакия, Франция, Иран и др.) учреждений. По данным полпредств в отдельных странах намечается стремление зарубежных пушкинистов, писателей и крупных культурных деятелей вообще присутствовать на юбилейных торжествах в Советском Союзе.

В соответствии с этим Всесоюзный Пушкинский комитет имеет в виду осуществить следующие мероприятия:


--------------------------------------------------------------------------------

17 Там же.

18 Там же. Ед. хр. 3. Л. 11.

19 Там же.



стр. 206


--------------------------------------------------------------------------------

1. Пригласить видных представителей зарубежной литературы, искусства и науки на период юбилея в СССР. Это не потребует валютных расходов, так как приглашенные будут обслуживаться за счет Пушкинского комитета лишь на территории СССР (Ориентировочный список намеченных к приглашению прилагается).

2. Оказать поддержку (через полпредства СССР) юбилейным мероприятиям за границей, что связано с расходами в валюте. Затраты потребуются:

а) на поддержку предпринимаемым за границей изданиям (см. прилагаемый список) главным образом - в форме приобретения части тиража,

б) на устройство пушкинских выставок из материалов, подготавливаемых ВОКС при содействии Всесоюзного Пушкинского комитета,

в) на организационные мероприятия (создание небольшого аппарата при юбилейных комитетах). Смета на валютные расходы прилагается.

3. Предоставить возможность иностранным туристам, которые будут находиться к моменту юбилея в СССР принять участие в празднествах и, в частности, посещении юбилейных пушкинских спектаклей в советских театрах. (Эта область работы будет осуществляться Интуристом совместно с ВОКСом.)".

Завершая свое письмо, нарком просвещения и председатель Всесоюзного общества культурных связей с заграницей просили председателя Совета народных комиссаров СССР, лично "санкционировать проведение перечисленных мероприятий и дать указание Наркомфину СССР об отпуске Пушкинскому Комитету специальных валютных средств, необходимых для их осуществления".20

Общая сумма, запрашиваемая на организацию мероприятий по юбилею за границей - 117000 франков. Из нее на оплату "специальных работников по юбилею при уполномоченных ВОКСа в течение 2-х месяцев в Париже, Лондоне, Праге, Нью-Йорке" - 12000 франков. На расходы по изданию юбилейных сборников и антологий в 5 странах - 25000 франков. На проведение выставочных мероприятий в 20 странах (для аренды и оформления помещения, издания каталогов, оплаты персонала) - 80000 франков. Для приема 10 иностранных гостей в Москве в течение 10 дней - 25000 рублей. К письму был приложен "Список кандидатур для приглашения на юбилей Пушкина из-за границы" на 25 человек, для "выбора".

В этом предварительном списке были "по Франции - Поль Валери, Поль Буайе, Шарлети, Ланжевен, Мазон, Бонне, по Англии - Бернард Шоу, Герберт Уэллс, по Чехословакии - Недли (профессор филологического общества), Горак (профессор русской литературы), по Америке - Теодор Драйзер, Лингтон Хьюз (негритянский поэт), по Испании - Рафаэль Альберти (поэт), Сендер, по Дании - Карин Михаэлис, Андерсен Нексе, по Австрии - Стефан Цвейг, из Польши - Здислав Ледницкий (консерватор, профессор славянских литератур Краковского университета; выпустил ряд монографий о Пушкине, в частности написал предисловие к переводу Медного всадника, сделанного писателем Тувимом), Парандовский (председатель Пен-клуба Польши), Тувим (известный писатель, пушкинист). Из Болгарии - Асен Златаров, Арнаудов (проректор Софийского университета), Дора Габе (писательница-сказочница), из Литвы - М. Ремерис (ректор Литовского университета), Креве Мицкевичус (профессор славянских литератур)".21

В январе 1937 года ответственный секретарь Всесоюзного Пушкинского комитета Е. Ф. Розмирович потребовала от ВОКС предоставить личные "характеристики" на все кандидатуры иностранных гостей и получить рекомендации на каждого от официальных представителей СССР за рубежом. В архиве присутствует несколько списков с более развернутыми характеристиками зарубежных персон и указа-


--------------------------------------------------------------------------------

20 Там же. Л. 45 - 47.

21 Там же. Л. 48.



стр. 207


--------------------------------------------------------------------------------

нием их "поручителей". Так, например, об Андре Мазоне сказано: "Профессор Сорбонны, специалист по русской литературе, руководитель Комитета научного сближения с СССР, один из организаторов пушкинского юбилея в Париже. Рекомендуется Полпредством", о Лингстоне Хьюзе - "известный негритянский поэт, один из организаторов празднования Пушкинского юбилея среди американских негров". Юлиан Тувим - "известный писатель-пушкинист, перевел ряд произведений и отдельных стихотворений Пушкина, близок к правящим кругам Польши, но лояльно настроен к СССР", Улдо Франко - "крупнейший литературный деятель США, рекомендуется т. Крестинским (Наркомат Иностранных дел)", Якуб Кадри - "турецкий поэт, был на Конгрессе Писателей в СССР, выступал многократно в пользу СССР", Кязим-Нами-Дуру - "Издатель "УМУС", написал работу "Пушкин, как родоначальник русской литературы", рекомендуется Полпредством в Анкаре". Против имен Ромена Роллана, Андре Мальро, Мартина Андерсена Нексе, также перечисленных в нескольких списках "для внутреннего пользования" нет характеристик, очевидно, в силу их известности в СССР.

Ирану предоставлялась возможность представить "одного деятеля искусства и литературы по усмотрению Полпреда СССР в Иране, т. Черных", необходимым было и приглашение одного представителя из Персии, "ввиду широкого размаха празднования в Персии и покровительства этому делу со стороны шаха".22

С октября 1936-го по январь 1937 года во Всесоюзном обществе культурных связей с заграницей собирали отчеты от зарубежных корреспондентов о ходе подготовки к пушкинскому юбилею, о том, как и в каком составе формировались юбилейные комитеты на местах, как менялся состав участников, составлялись предварительные списки выступающих, определялись места проведения торжественных собраний, сдвигались сроки мероприятий и т. д. Все эти сведения обсуждали в Москве и высылали методические и идеологические указания, рекомендации, наглядные пособия, стремясь во что бы то ни было восстановить приоритет Советского Союза в деле всемирного празднования юбилея Пушкина и этим ослабить влияние эмигрантского Всемирного Пушкинского комитета.

Сообщая во Всесоюзный Пушкинский комитет о результатах работы ВОКС во Франции, А. Я. Аросев писал в октябре 1936 года: "Центральной частью юбилея должно явиться торжественное заседание в Сорбонне (большой амфитеатр), возглавляемое Комитетом Патронажа, в который намечаются приблизительно следующие лица: от правительства: Председатель Совета Министров, Министр Иностранных дел, Эррио, Председатель муниципального совета. От Академии: П. Валери, Клодель. От Университета: ректор, декан филологического факультета, Буайе, Мазон, Карре. От писателей: А. Жид, Ж. Жироду. От Академии музыки: Руше и ряд других деятелей, список которых будет уточнен в дальнейшем. Возможно, что после того, как Комитет будет организован, можно будет получить согласие Президента Республики на почетный патронаж".23

Торжество в Сорбонне, формируемое по стандарту советских "протокольных" мероприятий, должно было состоять из нескольких официальных речей, в частности П. Валери, П. Буайе и др., и художественной части, состоящей из декламации стихов Пушкина на французском языке и исполнения иностранцами вокальных произведений (Чайковского, Мусоргского, Римского-Корсакова, Даргомыжского и др.). Эти официальные мероприятия французской интеллектуальной элиты имели политическое значение для СССР и должны были проходить с участием советского посольства.

Через два месяца в Москве стало известно, что "в феврале большой амфитеатр Сорбонны занят", поэтому организаторы юбилейных торжеств, "предполагают


--------------------------------------------------------------------------------

22 Там же. Л. 9, 10 - 11, 12, 15 - 16, 21.

23 Там же. Л. 29.



стр. 208


--------------------------------------------------------------------------------

фиксировать (sic!) празднование на конец января. Программа остается прежней (...) художественная часть с участием большого симфонического оркестра и лучших лирических и драматических артистов Парижа".24

Из Парижа приходили сведения и о новых более демократических инициативах, о которых также сообщал комитету Аросев: "Помимо официальных торжеств в Сорбонне, Общество изучения советской культуры намеревается организовать со своей стороны ряд вечеров в Париже и провинциальное общество "Раппрошеман Энтелектюэль" (sic!) предлагает устроить под своим патронажем большой вечер Пушкина под знаком франко-советского культурного сотрудничества. Их патронаж является большой маркой в кругах крупной французской буржуазии и аристократии, помимо этого их собрания посещают интеллигенция и университетская молодежь. Они готовы предоставить крупные средства для придания вечеру характера блестящей манифестации, но они ставят обязательным условием, чтобы мы прислали лектора, так как, по их мнению, только в этом случае, манифестация будет носить франко-советский характер".25

Известия о юбилейных мероприятиях в США Всесоюзное общество культурных связей с заграницей имело только по Нью-Йорку. "Единый фронт русских рабочих организаций", под председательством В. А. Яхонтова, раньше всех за рубежом организовал Пушкинский юбилейный комитет из представителей Американо-русского института, Общества культсближения с СССР в Нью-Йорке, Общества американских друзей Советского Союза (председатель К. Ламот), Лиги американских писателей, Ассоциации карпатороссов "Лемко", Русской секции интернационального рабочего органа. В американском Пушкинском комитете участвовали: редактор газеты "Новый мир" Борисов и эмигрант Давид Бурлюк. По сообщению В. Яхонтова, "дали свои имена Джон Дьюн, Нильсон (Смите Колледж), Альберт Эйнштейн, издатели Кнопф, Виллард, сенатор Буркхорд и ряд лиц более мелкого калибра".26

Уже в декабре 1936 года предполагалось открыть пушкинскую выставку в Центральной публичной библиотеке Нью-Йорка.

Запросы ВОКС о том, как идет подготовка к юбилею Пушкина, были посланы в Американо-русские институты в Сан-Франциско и в Чикаго, в Лос-Анджелес и Филадельфию. "Особый план составлен по проведению празднования негритянскими университетами США, которым рассылается материал", - сообщал А. Я. Аросев во Всесоюзный Пушкинский комитет, ответственному секретарю Е. Ф. Розмирович.27

Участие Всесоюзного общества культурных связей в подготовке юбилейных мероприятий за рубежом не ограничивалось сбором информации и рассылкой указаний. Оно было заинтересовано в совместных действиях с местными организациями.

А. Я. Аросев, узнав, что Национальная библиотека Франции собирается "устроить Пушкинскую выставку, располагая изданиями 20 - 30-х годов XIX века и имеет возможность получить на экспозицию раритеты от французских коллекционеров", обратился в президиум ВПК с предложением присоединиться к этому интересному мероприятию следующим образом:

"1. Дать для выставки советские издания Пушкина и о Пушкине, которых библиотека еще не имеет. 2. Предоставить библиотеке на время выставки редкие старые издания, которых в библиотеке нет. 3. Предоставить на время выставки картины, гравюры, портреты, зарисовки из жизни Пушкина, окружавшей его сре-


--------------------------------------------------------------------------------

24 Там же. Л. 24.

25 Там же.

26 Там же.

27 Там же. Ед. хр. 8. Л. 19 - 20.



стр. 209


--------------------------------------------------------------------------------

ды или характеризующие его эпоху. 4. Предоставить библиотеке на время выставки коллекцию наиболее интересных иллюстраций к его произведениям, снимки, или макеты декораций к его сценическим произведениям и т. п. 5. Дать библиотеке для выставки коллекцию партитур музыкальных произведений, написанных на произведения Пушкина. 6. Предоставить библиотеке, если возможно, на время выставки кое-какие экспонаты (легко транспортируемые) пушкинских музеев".28

То, что в Национальной библиотеке, под патронажем министра культуры Франции, организовывал пушкинскую выставку русский эмигрант С. Лифарь, один из активнейших участников Всемирного парижского комитета, председатель ВОКСа, возможно, не предполагал. Но С. Лифарь, узнав о "политических" переговорах представителей Советской России и о том, что эту выставку собирается "возглавить" советский посол Потемкин, с возмущением отказался от такой чести. Из-за этого дипломатического конфликта и ссоры с министром Лифарю пришлось отказаться от патронажа французского правительства, от престижного места для выставки и за немалые деньги снять холл в частном зале Плейель. Выставка открылась позже, чем предполагалось, и работала всего месяц (с 16 марта по 18 апреля).

Несмотря на это проявление независимости, в витринах последнего отдела выставки Лифарь представил издания, вышедшие не только в Париже, но и за границей, и в Советском Союзе.29

Всесоюзное общество культурных связей стало своими силами комплектовать небольшие выставки из оригинальных произведений современных советских художников, книг и фотографий и рассылать их. В конце 1936 года было отправлено более 50 выставок в 25 стран мира. Все они были подарены местным музеям, библиотекам и университетам, "имели заслуженный успех, о чем свидетельствовали отзывы прессы, переданные иностранному отделу Всесоюзной Пушкинской выставки в Москве".30 Уже после юбилея в отчете ВОКС о проделанной работе было сказано, что "в таких странах, как Франция, Англия и Америка, располагающих подлинным материалом, коллекции не имели должного успеха". Недостатки выставки были также в "слишком суженном иконографическом разделе" исполненном по требованию руководства, "несмотря на протесты отдельных работников отдела выставок".31

Кроме выставок сотрудники ВОКС комплектовали наборы фотографий, заказывали художникам гравюры и литографии на пушкинские темы для подарков участникам пушкинского юбилея за рубежом - известным писателям, общественным деятелям, официальным лицам.

Анализируя зарубежную информацию, которую передавали во Всесоюзный Пушкинский комитет из правления Всесоюзного общества культурных связей, можно увидеть, что мероприятия по подготовке и проведению пушкинского юбилея за границей, организуемые из Советского Союза, подчинялись одной стандартной схеме, а состав участников определялся по принципу принадлежности и близости к официальным правящим кругам каждой страны, лояльным по отношению к советской власти.

Культурная экспансия Советского Союза имела ярко выраженный идеологический, пропагандистский характер. Формулировка "Пушкин - великий русский поэт, создатель русского литературного языка и родоначальник новой русской литературы, обогативший человечество бессмертными произведениями художественного слова" насаждалась не только в СССР, но и за рубежом.


--------------------------------------------------------------------------------

28 Там же. Л. 23.

29 См.: Центральный Пушкинский комитет в Париже. Т. 1. С. 77, 99.

30 ГАРФ. Р. Ф. 5283 (Всесоюзное общество культурных связей с заграницей). Оп. 11. Л. 75.

31 Там же.



стр. 210


--------------------------------------------------------------------------------

"Гений Пушкина привлекает к себе внимание огромных масс всего мира, - сообщал А. Я. Аросев в статье "Пушкинские дни за рубежом", опубликованной в "Ленинградской правде" 4 февраля 1937 года. - Слава о нем прошла не только "по всей Руси великой", но и по всей земле, по всему миру... Всесоюзный Комитет поручил нашему Обществу учесть все, что делается за границей в связи с пушкинскими днями и, если надо, придти на помощь... Его (Пушкина. - Л. С.) воспринимают, как великого поэта, живущего в наши дни, и хотя за рубежом Пушкин еще не так популярен, как другие великие поэты - Гете, Байрон, но предстоящая пушкинская дата дает возможность зарубежным поклонникам великого русского поэта сделать его образ общеизвестным, показать всему миру чудесную панораму его великих творений".32

Отсутствие переводов Пушкина на иностранные языки, как и литературы о нем, формальное знание "понаслышке", насаждаемое местными обществами культурных связей с СССР, в лучшем случае получаемое из обзорных лекций университетских профессоров, для многих иностранцев превращало юбилейные пушкинские мероприятия в дань дипломатической вежливости по отношению к большой и грозной стране, ее революционному эксперименту над собой, к загадочной русской душе, таинственной и малознакомой культуре.

Там, где было много русских эмигрантов, во Франции, в Чехословакии, в Германии, Югославии, в Китае, отношение к предстоящей памятной дате было другое. Антисоветская направленность в этих кругах выражалась в стремлении истолковать образ поэта и его творчество с позиций менталитета русского общества до 1917 года, для которого триединство - православие, самодержавие, народность - было краеугольным камнем как государственности, так и культуры России. Именно этой части русского общества в лице ее лучших представителей - писателей, философов, богословов - суждено было в юбилейные дни 1937 года сказать неформальное слово о Пушкине, подчиняясь необязательности политического момента и постановлению правительства, как в СССР, но повинуясь истинности и глубине индивидуального духовного переживания "заветов" Пушкина, выраженных в его творчестве. "Эмиграция, - писал Ф. Степун, - чествовала Пушкина, - впервые увиденного Достоевским, человека всеобъемлющей любви и всепонимающего сердца".33 "Довольно с нас, если мы будем его любить не за проблематичное духовное преображение, а за реально данную нам его поэзию - страстную, слабую, греховную, человеческую", - полемизировал поэт В. Ф. Ходасевич с о. С. Н. Булгаковым по поводу его статьи "Жребий Пушкина".34 Культ Пушкина-гиганта, гения "вне времени и пространства" и "современника-революционера", "убитого царским режимом", официально насаждаемый в СССР, не мог не встретить в кругах русской эмиграции активного противостояния.35 В свою очередь, зарубежные организации, к которым имело отношение Всесоюзное общество культурных связей, враждебно относились к участию эмигрантов в юбилейных мероприятиях. В "Справке о подготовке к пушкинскому юбилею за границей на 15 ноября 1936 г.", представленной из правления ВОКС во Всесоюзный Пушкинский комитет, сообщалось об организационных трудностях в Чехословакии: "Инициатива празднования взята на себя в Праге "Славянским уставом" (правой организацией). Обеспечивается патронаж Бенеша и Министерства иностранных дел и просвещения... В Брно Комитет организован по инициативе Масариковского университета с


--------------------------------------------------------------------------------

32 Аросев А. Пушкинские дни за рубежом // Ленинградская правда. 1937. 4 февр. N 28 (6614). С. 2.

33 Степун Ф. Духовный облик Пушкина // Пушкин в русской философской критике конца XIX - начала XX века. М., 1999. С. 520.

34 Там же. С. 493.

35 Косорукова М. Я. Национальная идея как консолидирующий фактор русской культуры за рубежом России (20-е - 30-е годы XX века) // Русское зарубежье. С. 88 - 90.



стр. 211


--------------------------------------------------------------------------------

участием Общества Культсвязи с СССР (Брнинский филиал), Брненской консерватории, Союза Моравских композиторов, Драматического и оперного театров, Радиожурнала, Чешского и Немецкого союзов Народных университетов и др. Председатель - Владимир Гельферт (декан факультета университета Масарика). Комитет решительно отклоняет участие белоэмигрантов в праздновании".36

В конце декабря 1936 года из Чехословакии приходит новая неутешительная информация, которую А. Я. Аросев доводит до сведения Всесоюзного Пушкинского комитета: "Вышел в свет первый том четырехтомного издания сочинений Пушкина в чешских переводах, под редакцией проф. Бема (бывший белый, ныне чешский гражданин) и проф. Р. Якобсона (известный Вам советский гражданин, бывший сотрудник Полпредства, ныне подал заявление чешским властям о принятии чехословацкого гражданства). В организационных работах правительственного Пушкинского комитета принимает участие проф. Францев (бывший белый, ныне чешский гражданин). Публично выступать не будет... Молчаливо согласиться с этой неприятностью, прикрывшись формальным моментом, на который напирают чехи, а именно, что эти лица давно уже чехословацкие граждане? - спрашивал А. Я. Аросев и сам отвечал. - По существу я за это, как за меньшее зло, ибо иначе нужно организовывать параллельное празднование Обществом сближения с СССР, что вызовет шум, документирует победу этих трех или четырех белых над СССР и не будет так импозантно, как общегосударственное празднование с участием Общества в Комитете".37

Сухие сводки о подготовке к чествованию Пушкина за рубежом печатались в "Известиях" параллельно с сообщениями из разных концов Советского Союза, этим лишний раз подчеркивая значение русского гения для мировой культуры.

11 февраля 1937 года на торжественном заседании в Большом театре СССР в Москве, в присутствии сидевших в правительственной ложе Сталина, Молотова, Кагановича, Орджоникидзе и других членов ЦИК, а также всего дипломатического корпуса и министра иностранных дел Финляндии Р. Холсти, перед залом, "заполненным делегатами от колхозов, заводов и фабрик, трудовой интеллигенции", нарком просвещения СССР А. С. Бубнов сказал эмоциональную речь "о гениальном поэте - преобразователе русской литературы, русского художественного слова, великом гуманисте, затравленном николаевской Россией". Первыми словами его "зажигательной" речи были слова "Пушкин - наш!". "Только в стране социалистической культуры окружено горячей любовью имя бессмертного гения, только в нашей стране творчество Пушкина стало всенародным достоянием. Пушкин принадлежит тем, кто под руководством Ленина и Сталина построил социалистическое общество, он принадлежит народам СССР, которые под великим знаменем Ленина- Сталина идут к коммунизму", - с пафосом воскликнул он в конце своей речи.38

Торжественные траурные собрания и многотысячные митинги и демонстрации с транспарантами и портретами вождей, закладка памятников Пушкину, переименование в его честь улиц и городов, миллионные тиражи сочинений поэта, трансляции по радио, кинофильмы, спектакли и концерты, две грандиозные выставки в Москве в ГИМе и в Ленинграде в Зимнем дворце отличали политический характер пушкинского юбилея в Советском Союзе.

Многое вызывало едкую иронию в эмигрантской печати. Во всех углах русского рассеяния 100-летие со дня гибели Пушкина превратилось во всенародный памятный день. Для многих русских этот день начинался с церковной панихиды, с памятного собрания, на котором звучали выстраданные мысли на родном языке.


--------------------------------------------------------------------------------

36 ГАРФ. А. Ф. 305. Оп. 1. Ед. хр. 8. Л. 19.

37 Там же. Л. 35. А. Я. Аросев в 1937 году был репрессирован. Возможно, ему не простили политических компромиссов во время подготовки пушкинского юбилея.

38 Ленинградская правда. 1937. N 34 (6620). А. С. Бубнов в 1938 году был репрессирован.



стр. 212


--------------------------------------------------------------------------------

Концерты и детские утренники, спектакли и оперные постановки, филармонические концерты и вечера с докладами известных писателей и ученых - все имело ностальгические и благородные краски.39 Прикосновение к жизни и творчеству Пушкина, к отечественной культуре для многих было актом самостояния в чужой иноязычной среде, способом познакомить мир с Россией, какой она была до 1917 года.

Для организаторов Пушкинского юбилея как в Советском Союзе, так и в эмиграции, важен был политический момент, диапазон территориального охвата большого количества стран капиталистического мира. За рубежом было создано 119 пушкинских местных комитетов, помимо тех, что создавались с одобрения Москвы. С. Лифарь называет еще большую цифру - 166. "Согласно данных Пушкинского комитета, - писал он, - Пушкин чествовался в 1937 году, то есть в год столетия его смерти, во всех пяти частях света: в Европе в 24 государствах и 170 городах, в Австралии в 4-х городах, в Азии в 8 государствах и 14 городах, в Америке в 6 государствах и 28 городах, в Африке в 3 государствах и 5 городах, а всего в 42 государствах и в 231 городе".40

Всемирный Парижский комитет перед началом всемирного чествования памяти Пушкина в связи со столетием со дня его смерти ввел в свой состав тридцать семь почетных представителей от французской общественности.41

В Чехословакии в Пушкинский комитет вошли гр. С. В. Панина, Н. Е. Андреев, А. Л. Бем, кн. П. Н. Долгоруков, проф. Е. А. Ляцкий, В. И. Немирович-Данченко. Торжества открылись 29 января собранием в Карловом университете, на котором с докладами выступили проф. Е. А. Ляцкий и академик В. А. Францев.

В Лондоне в Русском Доме с докладами выступали А. В. Тыркова-Вильямс и Г. П. Струве. В Варшаве на торжественном собрании Пушкинского комитета - И. С. Шмелев. В Риге, на открытии выставки - проф. И. А. Ильин. В Ницце в состав Пушкинского комитета вошли Н. П. Врангель (старейший лицеист на Ривьере), проф. П. П. Мигулин, гр. Д. А. Олсуфьев. В Белграде в Русском Доме имени Николая II П. П. Струве прочел доклад "Дух и слово Пушкина", А. Л. Погодин - "Пушкин и государственность".

Особенно торжественно пушкинские празднества развернулись во Франции. 29 января в Сорбонне на официальном торжественном заседании, организованном французским правительством при участии советского посольства и Общества культурного сближения с СССР, выступали: министр народного просвещения Жан Зей, известные писатели - Э. Эррио, Гюисманс, П. Клодель, Ж. Дюамель, А. Моруа, Поль Валери, П. Буайе, А. Мазон. Представители русской эмиграции на это мероприятие не были приглашены.

11 февраля Всемирный Пушкинский парижский комитет организовал торжественное собрание памяти Пушкина в зале Иена, на котором выступали В. А. Маклаков, И. С. Шмелев, Д. С. Мережковский, профессор Оман, А. А. Карташев, М. М. Федоров и др.

В Национальной опере в январе был представлен балет "Золотой петушок" в постановке С. П. Дягилева, а в феврале зрители увидели оперу "Борис Годунов". С. Лифарь устроил три концерта в зале Плейель: 17 марта 1936 года, 8 февраля 1937 года и 18 марта 1937 года.

8 февраля А. М. Ремизов читал "Сказку о рыбаке и рыбке". В сценах из балета "Руслан и Людмила", поставленных С. Лифарем, участвовали балерины


--------------------------------------------------------------------------------

39 Пушкинские дни в эмиграции: Пушкин и его эпоха. Париж, 1937.

40 Центральный Пушкинский комитет в Париже. Т. 1. С. 61.

41 Там же. С. 63. Среди почетных членов ВПК были академик Абель Норман, Луи Бертран, Эдуард Эстание, Жорж Гойо, Жорж Леконт, Луи Мадлен, Франсуа Мориак, Поль Валери, Поль Буайе, Андре Лирондель и др.



стр. 213


--------------------------------------------------------------------------------

М. Ф. Кшесинская, В. А. Трефилова, Л. Н. Егорова, О. И. Преображенская, солистка "Гранд-Опера" Лисетт Дарсонваль, а сам хореограф исполнил танец витязя.

Выставка "Пушкин и его эпоха", организованная в Париже С. Лифарем в зале Плейель на основе собрания С. П. Дягилева, при участии русских коллекционеров, стала событием в культурной жизни Франции, по существу, открывая ей не только Пушкина, но и историю, и искусство России пушкинского времени. За месяц выставку посетило 10000 человек. "Впечатление, произведенное выставкой, было громадное, - писал М. Л. Гофман в статье, опубликованной в журнале, посвященном пушкинскому юбилею, - иностранцы не знали, чему более поражаться - той ли неожиданной для них высоте художественной культуры, какую имела "варварская" Россия сто лет тому назад, тому ли, что русские люди в рассеянии могли сохранить столько культурных сокровищ, или тому художественному такту и опыту, тому умению показывать красивые и значительные вещи, какой обнаружили устроители выставки... Еще значительнее было впечатление, произведенное выставкой на русских посетителей".42 "Пушкинская выставка, по всеобщим отзывам, явилась едва ли не самым значительным моментом в чествовании памяти нашего великого поэта. Она вызвала восторг удивления у парижской критики не только богатством содержания, но и тем новым миром, миром русской культуры пушкинской эпохи, который она вскрывала перед западным зрителем".43

Силами эмигрантов создавались выставки в Копенгагене (в помещении Королевской библиотеки), в Риге (при Русском академическом обществе), в Каунасе (в Государственном театре), в Вильно (в помещении русской гимназии), в Бухаресте (Обществом друзей истории литературы при Королевском музее), в Праге (в библиотеке Национального музея). 11 февраля в Шанхае был открыт памятник Пушкину.

Сведения о масштабе и характере юбилейных чествований поэта, устроенных русскими эмигрантами, в советскую печать не проникали. Но в эмиграции внимательно следили за тем, что происходило в бывшей России. Информацию о пушкинских днях на Родине перепечатывали и читали, радуясь небывалому размаху, всенародному характеру торжеств и трезво оценивая их результаты: "...не все, о чем советские газеты возвещали, как о совершенном, в действительности было совершенно, - писали в обзоре "Пушкинские дни в России" в журнале "Пушкин и его эпоха". - Немало осталось на бумаге, в области проектов и пожеланий... часть из намеченного и возглашенного не была осуществлена или осуществлена кое-как... не хватало сил, подготовки, дисциплины... пресловутое "плановое начало" и тут оказалось не на высоте. Важны и знаменательны в данном случае не только достижения, сколько стремления и порывы".44 Русских эмигрантов не могло не поразить, как в СССР на Пушкина "набрасывается мантия революционера и чествуют его, в первую очередь, как поэта политического", что такой "культ Пушкина, казалось бы, соединил в одном порыве русский народ и советское правительство", несмотря на то что характер празднеств был "в значительной мере принудительный", "по заказу сверху".

Однако в самых дальних уголках русского рассеяния смогли порадоваться и митингу возле опекушинского памятника поэту в Москве, на который собралось 23000 человек, и грандиозной Всесоюзной Пушкинской выставке в Государственном Историческом музее, рядом с Кремлем, в самом сердце Москвы. Русские, оказавшиеся за "железным занавесом", сумели увидеть в пушкинских торжествах, проходивших на фоне судебных процессов и нескончаемых репрессий, веху "на путях освобождения России и восстановления ее духовного лика".45


--------------------------------------------------------------------------------

42 Гофман М. Л. Юбилейная выставка в Париже // Пушкинские дни в эмиграции: Пушкин и его эпоха. С. 114.

43 Центральный Пушкинский комитет в Париже. Т. 1. С. 74.

44 Пушкинские дни в эмиграции: Пушкин и его эпоха. С. 140.

45 Там же. С. 146.



стр. 214


Отправить на принтер


Готовая ссылка для списка литературы

Л. М. СОЛДАТОВА, ПУШКИНСКИЙ ЮБИЛЕЙ 1937 ГОДА ЗА ГРАНИЦЕЙ. ЛИТЕРАТУРА И ПОЛИТИКА // Москва: Портал "О литературе", LITERARY.RU. Дата обновления: 26 февраля 2008. URL: http://literary.ru/literary.ru/readme.php?subaction=showfull&id=1204027734&archive=1205324254 (дата обращения: 16.11.2018).

По ГОСТу РФ (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка"):


Ваши комментарии