Полная версия публикации №1202992354

LITERARY.RU Ю. Н. ВЕРХОВСКИЙ - ПРОФЕССОР ПЕРМСКОГО УНИВЕРСИТЕТА → Версия для печати

Готовая ссылка для списка литературы

Ю. Н. ВЕРХОВСКИЙ - ПРОФЕССОР ПЕРМСКОГО УНИВЕРСИТЕТА // Москва: Портал "О литературе", LITERARY.RU. Дата обновления: 14 февраля 2008. URL: http://literary.ru/literary.ru/readme.php?subaction=showfull&id=1202992354&archive= (дата обращения: 11.12.2018).

По ГОСТу РФ (ГОСТ 7.0.5—2008, "Библиографическая ссылка"):

публикация №1202992354, версия для печати

Ю. Н. ВЕРХОВСКИЙ - ПРОФЕССОР ПЕРМСКОГО УНИВЕРСИТЕТА


Дата публикации: 14 февраля 2008
Публикатор: maxim
Источник: (c) http://portalus.ru
Номер публикации: №1202992354 / Жалобы? Ошибка? Выделите проблемный текст и нажмите CTRL+ENTER!


Юрий Никандрович Верховский (1878 - 1956) привлекает внимание исследователей как активный участник литературной жизни начала XX века.1 Верховский-филолог по-прежнему остается если не в забвении, то на периферии изучения. Поводом для разговора о Ю. Н. Верховском-ученом могут стать имеющиеся в Государственном архиве Пермской области (ГАПО) документы, связанные с избранием его в должность профессора кафедры истории русской словесности Пермского государственного университета.

Ю. Н. Верховский, выпускник историко-филологического факультета Санкт-Петербургского университета (1902), осенью 1917 года успешно сдал магистрантские экзамены, дававшие ему право на получение ученого звания приват-доцента. 18 ноября 1917 года он писал М. О. Гершензону: "Экзамены я благополучно кончил и пробные лекции успел прочитать перед последней бурей. Сегодня факультет должен был заслушать мое прошение о приват-доцентстве. В следующем заседании - баллотировка. Но ресурсов материальных - никаких. Здесь сейчас хлопотать негде и не о чем. На провинциальные университеты - надежда (на те, которые в связи со здешним), но с осени. А ждать невозможно".2 В Пермский университет, только что основанный и в первый год своего существования (1916 - 1917) имевший статус филиала Петроградского университета, приват-доцента Верховского вынудили поехать материальные трудности.

В начале 1918 года он обратился к декану историко-филологического факультета Пермского университета проф. Б. Л. Богаевскому3 с просьбой допустить его


--------------------------------------------------------------------------------

1 Петрицкий В. А. А. М. Ремизов - корреспондент Н. О. Лосского и Ю. Н. Верховского (штрихи культурной жизни России начала XX века) // Алексей Ремизов. Исследования и материалы. СПб., 1994. С. 248 - 252. Лавров А. В. Дружеские послания Юрия Верховского Вячеславу Иванову // Вячеслав Иванов - Петербург - мировая культура: Материалы Международной научной конференции 9 - 11 сентября 2002 года. Томск; М., 2003. С. 194 - 226; Письма Ю. Н. Верховского к Ф. Сологубу и Ан. Чеботаревской (публикация Т. В. Мисникевич) // Русская литература. 2003. N 2. С. 121 - 140.

2 РГБ. Ф. 746. Карт. 30. Ед.хр. 15. Л. 22 - 22 об.

3 Богаевский Борис Леонидович (1882 - 1942) - выпускник историко-филологического факультета Санкт-Петербургского университета (1907). С 1916 года - магистр греческой фи-

стр. 207


--------------------------------------------------------------------------------

"к соисканию кафедры новой русской словесности". "Прилагаю при сем свое curriculum vitae, печатную программу лекций, читанных на частных Тифлисских высших женских курсах, и работу "Е. А. Боратынский. Материалы к его биографии. Из Татевского архива Рачинских" (Пт., 1916)", - писал Ю. Н. Верховский в своем прошении.4 Помимо перечисленных в заявлении документов в Совет факультета поступили отзывы о научных трудах Ю. Н. Верховского профессоров Б. А. Кржевского5 и С. П. Обнорского.6

Ю. Н. Верховский претендовал на должность профессора кафедры истории русской словесности в числе других соискателей (В. В. Буш,7 В. Ф. Ржига8 ). Обсуждение их кандидатур состоялось на заседании Совета факультета 21 марта (3 апреля) 1918 года. Проф. Б. Л. Богаевский, соглашаясь с тем, что Ю. Н. Верховский и В. Ф. Ржига являются одинаково достойными профессорской должности, полагал, что "факультету при баллотировании необходимо учитывать и интересы факультетского преподавания; в настоящее время факультету необходим специалист по новой русской литературе, каковым и является Ю. Н. Верховский".9 Проф. В. Э. Крусман10 к числу несомненных достоинств Ю. Н. Верховского отнес его способность сочетать интересы ученого с талантом поэта. Его поддержал проф. С. П. Обнорский; сравнивая кандидатов, он заметил, что "Ю. Н. Верховский работает в области, до сих пор мало исследованной (литература 2-й 1/2 XVIII в. и 1-й 1/2 XIX в.), тогда как литература XVI в., являющаяся центром интересов В. Ф. Ржиги, имеет уже хороших исследователей и выработанные методы научной работы".11 При состоявшемся 28 марта (10 апреля) 1918 года голосовании предпочтение было отдано Ю. Н. Верховскому: десятью голосами против одного Совет историко-филологического факультета избрал его исполняющим должность экстраординарного профессора кафедры истории русской словесности.

лологии, приват-доцент Петроградского университета, с 1917 года - профессор кафедры классической филологии Пермского университета. В 1917 - 1919 годах - декан историко-филологического факультета, "при нем факультет превратился на некоторое время в один из ведущих центров антиковедения в России". См.: Профессора Пермского государственного университета (1916 - 2001). Пермь, 2001. С. 17. См. также: Вейдле В. Воспоминания / Публикация и комментарии И. Доронченкова // Диаспора: новые материалы и исследования. СПб., 2002. Вып. 3. С. 127 - 129, 133.


--------------------------------------------------------------------------------

4 ГАПО. Ф. Р. 180. Оп. 2. Ед. хр. 63. Л. 50.

5 Кржевский Борис Аполлонович (1887 - 1954) - выпускник Санкт-Петербургского университета (1911), переводчик с испанского, французского. В 1914 - 1916 годах продолжал образование в университетах Мадрида и Парижа. С 1916 года - приват-доцент Петроградского университета. С 1917 года - профессор Пермского университета. См. о нем: Профессора Пермского государственного университета (1916 - 2001). С. 69. С Б. А. Кржевским Ю. Н. Верховского связывали дружеские отношения. Ему поэт посвятил сонет ("Б. А. Кржевскому"); здесь Кржевский - "милый друг", с которым автора сближали занятия европейскими языками и литературами - единый "очаг науки", где "волшебство магического слова / Всемирного цвело" (Верховский Ю. Н. Солнце в заточении. Пг., 1922. С. 71). См. о нем также: КЛЭ. М., 1966. Т. 3. Стлб. 822; Вейдле В. Указ. соч. С. 33 - 35, 49 - 53, 57,58, 129.

6 Обнорский Сергей Петрович (1888 - 1962) - выпускник Санкт-Петербургского университета (1910), историк русского языка, специалист в области славяно-русского языкознания, ученик А. А. Шахматова. В 1916 году командирован в Пермский университет. С 1917 года - профессор кафедры славянской филологии Пермского университета. См. о нем: Профессора Пермского государственного университета (1916 - 2001). С. 87 - 88.

7 См. о нем: КЛЭ. М., 1962. Т. 1. Стлб. 792.

8 См. о нем: Там же. М., 1971. Т. 6. Стлб. 278.

9 ГАПО. Ф. Р. 180. Оп. 2. Ед. хр. 63. Л. 58.

10 Крусман В. Э. (1879 - 1922) - выпускник историко-филологического факультета Санкт-Петербургского университета (1902). С 1907 года - приват-доцент по кафедре средневековой и новой истории Новороссийского университета. В 1916 году защитил магистрантскую диссертацию в Петроградском университете. С 1917 года - ординарный профессор кафедры всеобщей истории Пермского университета. См. о нем: Профессора Пермского государственного университета (1916 - 2001). С. 71 - 72. См. о нем также: Вейдле В. Указ. соч. С. 34, 35, 129, 130.

11 ГАПО. Ф. Р. 180. Оп. 2. Ед. хр. 63. Л. 58.

стр. 208


--------------------------------------------------------------------------------

14 апреля (27 апреля) 1918 года Совет университета большинством голосов (25 против 1) утвердил это решение.

В Пермском университете Ю. Н. Верховский проработал немногим более трех лет.12 О его настроениях того времени позволяет судить письмо к М. О. Гершензону от 30 октября (12 ноября) 1918 года: "О тутошнем житье ничего хорошего, кроме худого, сказать не могу. (...) Живем здесь как нельзя хуже, во многом хуже, чем в Петербурге".13 В Перми он чувствовал себя "отрезанным" от Москвы и Петрограда; все его мысли были связаны с научной работой, заниматься которой в провинциальном городе, оказавшемся в эпицентре гражданской войны, было невозможно.

В августе 1921 года факультет общественных наук Пермского университета командировал Ю. Н. Верховского в Москву, Петроград, Переславль-Залвеский. Как указывалось в выданном ему удостоверении, целью поездки являлись научные занятия, а также приобретение "библиотечного оборудования".14 В приказе ректора университета от 22 сентября 1921 года, помимо Московского университета, Российской Академии наук в Петрограде, Переславль-Залесской монастырской библиотеки, значилось Мураново, куда Верховский направлялся "для разбора архива Баратынского".15 По просьбе Ю. Н. Верховского факультет неоднократно продлевал сроки его командировки. Последний раз это было сделано на заседании Совета факультета 22 декабря 1921 года, когда ему дали отсрочку до 15 января 1922 года "без сохранения содержания и суточных".16 В Пермь Ю. Н. Верховский не вернулся.

"Curriculum vitae" 1918 года с наибольшей полнотой отражает первое десятилетие научной биографии автора. Послужной список оформлялся Ю. Н. Верховским специально для участия в конкурсе на замещение вакантной должности профессора Пермского университета и как таковой аналогов не имеет. Отзывы Б. А. Кржевского и С. П. Обнорского свидетельствуют о признании Верховского-филолога коллегами-специалистами. Данные отзывы представляют для нас тем больший интерес, что в открытой печати столь пространных оценок научных трудов Ю. Н. Верховского обнаружить не удалось.

Документы печатаются по автографам, хранящимся в ГАПО (Ф. Р. 180. Оп. 2. Ед. хр. 63), тексты приведены в соответствие с нормами современной орфографии и пунктуации.

(Curriculum vitae) 1

Окончив курс Петроградского университета по романо-германскому отделению историко-филологического факультета в 1902 году, я был оставлен при университете для подготовления к профессорской деятельности покойным академиком и профессором Александром Николаевичем Веселовским по кафедре истории западноевропейских литератур. Тогда же занимался я одновременно и историей рус-


--------------------------------------------------------------------------------

12 Пермский период жизни Ю. Н. Верховского уже привлекал внимание краеведов и исследователей. См.: Красноперов Д. А. Поэт и ученый Юрий Верховский // Страницы прошлого: избранные материалы краеведческих Смышляевских чтений в Перми. Вып. 2. Пермь, 1999. С. 37 - 40; Профессора Пермского государственного университета (1916 - 2001). С. 25; "Адрес мой: Пермь. Университет". Пермские письма Ю. Н. Верховского к М. В. Сабашникову и М. О. Гершензону / Публикация и комментарии С. А. Звоновой и Т. Н. Фоминых // Филолог: научно-методический журнал Пермского государственного педагогического университета. 2004. N 5. С. 101 - 106.

13 Там же. С. 104.

14 ГАПО. Ф. Р. 180. Оп. 2. Ед. хр. 63. Л. 24. Как ученика А. Н. Веселовского и человека, близкого к его семье, Ю. Н. Верховского считают возможным посредником при покупке Пермским университетом библиотеки академика. См. об этом: Малышева И. В. Потаенные тетради Пушкинской поры в Перми // Литература и фольклор Урала. Пермь, 1979. С. 46.

15 ГАПО. Ф. Р. 180. Оп. 2. Ед. хр. 63. Л. 20.

16 Там же. Л. 19.

стр. 209


--------------------------------------------------------------------------------

ской литературы, полагая основать ее изучение на научном знакомстве с литературами Западной Европы и с методом исследования А. Н. Веселовского. Вскоре мои научные планы сосредоточились на русской литературе. В 1916 году историко-филологический факультет разрешил мне сдавать магистрантские экзамены по славяно-русскому отделению, и я был вновь оставлен при университете - по кафедре русской литературы. Ныне, по окончании экзаменов и прочтении пробных лекций, я избран в приват-доценты Петроградского университета .*

Деятельность моя, рядом с преподаванием русского языка и словесности в средних учебных заведениях, сводится к следующему. По окончании университета мною были читаны лекции как по всеобщей, так и по русской литературе сначала в выпускном классе Преображенской Новой Школы, затем на курсах общества (нрзб.) и на частных курсах А. С. Черняева в Петрограде. Затем я был приглашен занять кафедру всеобщей литературы на частных Высших женских курсах в Тифлисе, которую и занимал в течение четырех лет (1911 - 1915). Здесь мною были читаны нижеследующие курсы - как по всеобщей, так и по русской литературе (печатные программы коих прилагаю):

Курсы общие :

История греческой литературы.

История римской литературы.

История западноевропейских литератур (Средние века и эпоха Возрождения).

Курсы специальные :

Французская литература XV и XVI веков.

Французская литература XVII века (в последний год работы на курсах; печатной программы нет).

Русская литература Пушкинской эпохи.

По русской литературе (как и по всеобщей) я все четыре года вел практические занятия, между прочим специальный семинар по Боратынскому. Кроме того, мною был прочитан ряд публичных лекций по истории русской литературы.

Оставив Тифлис, я читал в Московском городском университете имени А. Л. Шанявского курс по истории русской литературы: Мотивы пессимизма в русской поэзии первой половины XIX века. (В вводной части - XVIII век). Чисто научная деятельность моя выразилась прежде всего участием в Комиссии по изданию сочинений академика А. Н. Веселовского, состоящей при Российской Академии наук.2 Состоя членом этой Комиссии, я с ее образования и до отъезда моего из Петрограда был - по избранию - ее секретарем, исполнял совместно с профессором Д. К. Петровым3 работу по разборке и каталогизации рукописей покойного ученого и принимал ближайшее участие в подготовлении и печатании трех томов собрания сочинений его (т. III, т. IV, вып. 1 и т. IV, вып. 2) - под редакциею проф. Д. К. Петрова.4 В 1908 году, при содействии Отделения русского языка и словесности, мною были предприняты две научные поездки - в губернии Смоленскую, Казанскую и Тамбовскую, а также в г. Симбирск - с целью разыскания в частных семейных архивах материалов для биографии и собрания сочинений Е. А. Боратынского, барона А. А. Дельвига и отчасти Н. М. Языкова. Собранные мною материалы издаются Отделением русского языка и словесности; вышел из печати 1-й выпуск,5 подготовляются мною выпуски 2-й и 3-й. Летом 1916 г. с целью разыскания материалов я предпринимал поездку в Чернский уезд Тульской губ(ернии) в родовые имения бар. Дельвигов. С 1910 г. я состою членом Комиссии по изданию Академической Библиотеки Русских Писателей.6

Научные мои работы ближайшим образом касаются новой русской литературы. В нижеследующем списке отмечаю главнейшие из них, как напечатанные, так и подготовляемые к выходу в свет.


--------------------------------------------------------------------------------

* Здесь и далее подчеркнуто Ю. Н. Верховским.

стр. 210


--------------------------------------------------------------------------------

Отчеты о поездках. - Известия Академии наук, 1908 г., стр. 415 сл. и 1202 сл.7

Стихотворение Лермонтова на смерть Пушкина. Черновой автограф Татевского архива. Пушкин и его современники, 1908 г., вып. VIII.8

Пушкин и итальянский язык. - Там же.9

О символизме Боратынского. - Труды и Дни, 1912, N 3, стр. 1 - 9. С. А. Соболевски й. - Русский Биография(еский) Словарь.10

В. С. Сопиков. - Там же.11

Д. А. Смирнов. - Там же12 - и др., а также ряд статей историко-литературного характера в периодических изданиях (об Огареве, Лермонтове, кн. А. И. Одоевском, И. А. Крылове и др.).

Печатаются:

Поэты Пушкинской Поры. Введение. Тексты. Биобиблиографические примечания.13

Приготовлено и готовится к печати:

Полное Собрание Сочинений барона А. А. Дельвига - для Академической Библиотеки Русских Писателей.14

Материалы Казанского и Тамбовского семейных архивов Боратынских, изд. Отделения Русск(ого) яз(ыка) и Слов(есности).

Разыскания о жизни и творчестве Е. А. Боратынского . По архивным материалам.

Воспоминания С. Г. Корелиной (о с. Маре и семействе Боратынских).

Железноводск и смерть Лермонтова. (Письмо современника).

Французские лирики XVI-XVII вв. Введение. Антология.15

Биобиблиографич(еские) примечания.

1. К характеристике Сумарокова-лирика.

Ю. Верховский.

-----

1 Автограф: ГАПО. Ф. Р. 180. Оп. 2. Ед. хр. 63. Л. 45 - 45 об., 46 - 46 об. Авторское заглавие документа в подлиннике отсутствует.

2 После смерти Александра Н. Веселовского (октябрь 1906 года) его сын Александр Александрович Веселовский передал Отделению русского языка и литературы Императорской Академии наук право на издание полного собрания сочинений своего отца. В ноябре 1906 года была создана Комиссия по изданию трудов ученого. Комиссия выделила из своего состава редакционный комитет, в который вошли Е. В. Аничков, Ф. Д. Батюшков, Ф. А. Браун, Ю. Н. Верховский, А. А. Веселовский, Алексей Н. Веселовский, Н. П. Кондаков, П. О. Морозов, Д. К. Петров, К. Ф Тиандер, А. А. Шахматов и В. Ф. Шишмарев. Редакционный комитет составил план издания, согласно которому сочинения А. Н. Веселовского делились на восемь серий, распадающихся на большее или меньшее количество томов.

3 Петров Дмитрий Константинович (1872 - 1925) - профессор Петроградского университета, основоположник русской научной испанистики. См. о нем: КЛЭ. М., 1968. Т. 5. С. 725 - 726.

4 Ю. Н. Верховский принимал участие в редактировании первых двух томов второй серии "Италия и Возрождение", в которые вошли такие работы, как "Данте Алигьери, его жизнь и произведения" (1859), "Итальянская новелла и Макьявелли" (1865), "Вилла Альберти" (1870), "Рабле и его роман" (1878), "Противоречия итальянского Возрождения" (1887), "Бокаччио и Овидий" (1892), "Петрарка в поэтической исповеди Canzoniere" (1905) и др.

5 Возможно, речь идет о единственном к моменту избрания опубликованном исследовании Ю. Н. Верховского "Е. А. Боратынский. Материалы к его биографии. Из Татевского архива Рачинских. С введением и примечаниями Ю. Верховского. Пт., Типография Императорской Академии Наук, 1916. - 152 с".

6 Разряд изящной словесности при Императорской Академии наук решил издать библиотеку русских писателей-классиков. Для подготовительной работы была создана особая комиссия под председательством академика Н. А. Котляревского. В книжной серии "Академическая библиотека русских писателей" вышли собрания сочинений А. В. Кольцова, М. Ю. Лермонтова, А. С. Грибоедова, Е. А. Баратынского.

7 Известия Императорской Академии наук. VI Серия. 1908. N 5. С. 415 - 419; 1908. N 16. С. 1202 - 1210.

8 Пушкин и его современники. Материалы и исследования. Вып. VIII. СПб., 1908. С. 37 - 39.

стр. 211


--------------------------------------------------------------------------------

9 Пушкин и итальянский язык. (По поводу заметки Ф. Е. Корша) // Пушкин и его современники. Материалы и исследования. Вып. 11. СПб., 1909. С. 101 - 106. 10 Русский биографический словарь. СПб., 1909. Т. 19. С. 35 - 40. 11 Там же. С. 112 - 115.

12 Русский биографический словарь. СПб., 1904. Т. 18. С. 650 - 651.

13 Биобиблиографические примечания в антологии "Поэты Пушкинской поры" (1919) отсутствуют. См. об этом подробнее: "Адрес мой: Пермь. Университет" ... С. 101 - 104.

14 В данной книжной серии Полное собрание сочинений А. А. Дельвига не издавалось. О том, что Ю. Н. Верховский не оставлял надежду на это издание, свидетельствует предисловие к книге "Барон Дельвиг. Материалы биографические и литературные, собранные Ю. Верховским" (Пб., 1922). "В эту книгу, - писал составитель, - вошли некоторые из материалов, собранных нами для издания сочинений Барона Дельвига, пока не осуществленного" (с. 9). Не был осуществлен также и составленный Ю. Н. Верховским план издания "Стихотворений барона Дельвига" (1929). См.: Верховский Ю. Н. Стихотворения барона Дельвига. План издания. [1929?] Автограф с подписью // РГБ. 249. Ед. хр. 4. Л. 1.

15 В письме к М. О. Гершензону от 21 июня 1914 года Ю. Н. Верховский писал: "Я Вам глубоко благодарен - и Вячеславу (Вяч. Иванову. - С. З. Т. Ф.) - за пристройство к Сабашниковым, т.е. к Памятникам мировой литературы " (л. 7). Для издаваемой Сабашниковым книжной серии "Памятники мировой литературы" (1913 - 1925) Ю. Н. Верховский переводил французских поэтов XVI века. Книга в печати не появилась. (См.: РГБ. Ф. 261. Карт. 15. Ед. хр. 6). Переводчик пытался издать ее в расширенном варианте в начале 1930-х годов. Эта попытка также оказалась безуспешной. См.: РГАЛИ. Ф. 629. Оп. 1. Ед. хр. 496. Французская лирика в переводах Ю. Н. Верховского вошла в состав ряда антологий и хрестоматий. См.: Поэты французского Возрождения. Антология / Редакция и вступит. статья В. М. Блюменфельда. Л.: ГИХЛ. 1938; Поэты Возрождения. М.: Политиздат, 1948 и др.

В историко-филологический факультет Пермского университета. Отзыв экстр(аординарного) профессора Б. А. Кржевского о научных трудах Юрия Никандровича Верховского, пр(иват)-доц(ента) Петр(оградского) унив(ерситета)1

Пр(иват)-доц(ент) Петрогр(адского) ун(иверсите)та Ю. Н. Верховский, отзыв о трудах которого я представляю, является учеником покойного профессора Петрогр(адского) ун(иверсите)та академика Александра Н. Веселовского, под непосредственным наблюдением которого он занимался вопросами романо-германской филологии. По окончании университета в 1902 г. он был оставлен А. Н. Веселовским при университете для подготовки к профессорскому званию по кафедре западноевропейских литератур.

Интересы его как романо-германиста были сосредоточены на литературах итальянского и французского Ренессанса, а также франц(узской) лирике XVIII в. Занятия этой последней в связи с желанием проследить ее отражения на русской почве привели Ю. Н. Верховского к изучению русской литературы XVIII в., но вскоре вылились в серьезное увлечение судьбами русской поэзии в первую половину XIX в. (Пушкинская эпоха).

Научная его работа выразилась в ряде научных поездок (летом 1908 и 1916), отчеты о которых были напечатаны в Изв(естиях) Акад(емии) наук (соотв. годы); в выполнении секретарских обязанностей (по избранию) в Комиссии по изданию соч(инений) акад(емика) А. Н. Веселовского, состоящей при Академии Наук; в участии в Комиссии по изданию Академич(еской) библиот(еки) русск(их) писателей (с 1910 г.) и, наконец, в ряде статей, появившихся частью в изданиях справочного характера (Русский биографич(еский) словарь; статьи: С. А. Соболевский; В. С. Сопиков; Д. А. Смирнов и др.), частью на страницах газет и журналов (об Огареве, Лермонтове, кн. А. И. Одоевском, Крылове и др.). Кроме того, Ю. Н. Верховским выпущен в свет труд "Е. А. Боратынский. Материалы к его биографии. Из Татевского архива Рачинских". Пгр., 1916. IV+XXXIII+152 стр. (Изд. Академии) наук).

стр. 212


--------------------------------------------------------------------------------

Обстоятельства военного и революционного времени помешали Ю. Н. Верховскому опубликовать уже приготовленное к печати "Полное собрание сочинений бар. А. А. Дельвига", которое составит выпуск "Академич(еской) библ(иотеки) русск(их) пис(ателей)",2 равным образом задержалась с выходом в свет и только теперь печатается книга "Поэты Пушкинской поры. Введение. Тексты. Биобиблиографические примечания".

Труд "Е. А. Боратынский. Материалы к его биографии" представляет собою образцовое издание найденных Ю. Н. Верховским в Татевском архиве Рачинских документов, относящихся к личности и творчеству Боратынского, а также характеризующих его близких и современников (Жуковский, Лермонтов, бар. Дельвиг, Языков). Некоторые из опубликованных писем принадлежат к эпохе после смерти поэта.

Чтобы должным образом оценить предлагаемые документы, следует заметить, что за год до их опубликования "Акад(емическая) библ(иотека) русск(их) пис(ателей)" выпустила "Полн(ое) собр(ание) соч(инений) Е. А. Боратынского" в 2 тт. под ред. М. Гофмана, в к(оторо)м был собран весь художественный и биографич(еский) материал, связанный с личностью Боратынского.3

Энергичные и систематические разыскания и специально предпринимаемые поездки на места позволили Ю. Н. Верховскому найти одно неизвестное стихотворение Б(оратынско)го4 и ввести в круг историко-литературного изучения почти не известную до сих пор переписку писателя.

Самый характер документов, найденных Ю. Н. Верховским, таков, что обеспечивает за ним право на видное место среди исследователей по новейшей русск(ой) лит(ературе), но не одно это позволяет его считать одним из лучших знатоков названного поэта.

Труды его есть не только опубликование, но и критическое издание сообщенных текстов. Правда, в намерения издателя не входит установление окончательного чтения; он ставит своей задачей передать и со всей возможною точностью дать почувствовать читателю индивидуальность каждого автографа, воспроизводя при помощи соответствующего аппарата (скобки, раздельные черты и т. п.) всю работу авторского черновика. Особенно ценна в этом смысле разработка автографов Лермонтова, причем приложенные в изобилии факсимиле всегда убеждают в искусстве и навыке обращения с рукописным материалом.

Подобное уважение к тексту в работах по новейш(ей) русск(ой) лит(ературе) является совершенно исключительным. Особую ценность этой кропотливой филологической работе придает гибкость научного метода автора, руководствующегося в своих разысканиях об отдельных писателях широкими теоретическими интересами.

Основную свою задачу исследователь видит в установлении поэтики Пушкинской эпохи, причем проблему эту Ю. Н. Верховский понимает широко и основания этой поэтики ищет в самых началах русской художественной лирики (ср. тему статьи "Сумароков-лирик").

Издание "Материалов" есть вместе с тем и тщательная научная разработка публикуемого материала. Каждый из документов снабжен примечаниями (иногда значительн(ыми) по объему), имеющими целью дать библиографич(еский) комментарий и истолковать реальную сторону текстов.

Из общего числа писем Боратынского (51) 43 писаны по-французски, так что Ю. Н. Верх(овскому) пришлось проявить уменье критически обследовать иностранный текст. С этой работой издатель справляется с большим успехом, обнаруживая хорошее понимание французской стилистики и большую чуткость к своеобразию несколько условного французского эпистолярного стиля наших 30 - 40-х годов.

Нечего и говорить, что основным условиям, к(оторы)м должно удовлетворять подобное издание, Ю. Н. Верховский ответил вполне. Классификация материалов

стр. 213


--------------------------------------------------------------------------------

полна и отчетлива; автографы разобраны мастерски; описание рукописей выполнено не только строго научно и точно, но и с большим вкусом и любовью к каждой мелочи изучаемой эпохи. К изданию приложен подробный указатель имен.

Опубликование переписки Боратынского дает богатый психологический материал; как показал издатель в своем введении, она детально освещает интимную жизнь поэта от лет детства до самой смерти. Новые данные позволяют во многом пересмотреть оценку творчества Б(оратынско)го.

К оценке научной работы Ю. Н. Верховского я считаю нужным прибавить его характеристику как педагога.

После окончания ун(иверсите)та он долгое время состоял преподавателем средней школы, а также некоторых общеобразовательных курсов г. Петрограда. Четыре года (с 1911 - 1915) Ю. Н. Верховский занимал кафедру всеобщей литературы на частных Тифлисских женских курсах. Представленная им печатная программа лекций показывает, что Ю. Н. Верховский - опытный лектор, умеющий в сжатой и убедительной форме дать понятие о ходе развития античных и западноевропейских литератур.

По возвращении своем из Тифлиса Ю. Н. Верховский состоял некоторое время преподавателем "Народного Университета имени Шанявского" в Москве.

На основании всего изложенного я считаю, что в лице Ю. Н. Верховского мы имеем весьма желательного и серьезного кандидата на кафедру русской литературы. (Нрзб.) по своему образованию и интересам, он соединяет редкие в исследователях новейшей русск(ой) лит(ературы) качества: основательное знание фактов литератур западной и русской, широту и уверенность в общих построениях наряду со способностью к детальным филологическим исследованиям. Кроме того, он является хорошим педагогом и ученым, способным поставить на должную научную высоту и построить на новых началах преподавание новейшей русской литературы в университете.

Пермь. 28-III (10-IV). 1918.

И. о. экстр. проф. Б. А. Кржевский.

-----

1 Автограф: ГАПО. Ф. Р. 180. Оп. 2. Ед. хр. 63. Л. 51 - 51 об., 52 - 52 об.

2 См. сн. 14 к "Curriculum vitae" Ю. Н. Верховского.

3 Полн. собр. соч. Е. А. Боратынского. Т. 1 - 2 / Под. ред. и с примеч. М. Л. Гофмана. СПб., 1914. ("Академическая библиотека русских писателей"). В предисловии к данному изданию М. Л. Гофман писал: "Главными хранилищами автографов и копий являются архивы: Казанский, Татевский и архив Мары, которыми мы пользовались благодаря любезности и трудам Ю. Н. Верховского, доставившего поименованные архивы в Академию наук" (Т. 1. С. XV).

4 Имеется в виду стихотворение Е. А. Баратынского "Я был любим, твердила ты", обнаруженное Ю. Н. Верховским в Татевском архиве. Впервые данное стихотворение опубликовано в полном собрании сочинений Е. А. Баратынского (1914), вышедшем двумя годами ранее книги Ю. Н. Верховского "Е. А. Боратынский. Материалы к его биографии" (1916). Ср. примечание М. Л. Гофмана: "При жизни поэта не печаталось. Впервые издается в настоящем издании по автографу в альбомчике, хранящемся в Татевском архиве" (Полн. собр. соч. Е. А. Боратынского. Т. 1.С. 244).

В историко-филологический факультет Пермского университета. И. д. экстраорд(инарного) профессора С. П. Обнорского отзыв о научных трудах приват-доцента Петроградского университета Юрия Никандровича Верховского1

Немногочисленные работы приват-доцента Петроградского университета Юрия Никандровича Верховского производят весьма благоприятное для автора впечатление. Они выдают в авторе живой ум и проницательность, глубокий и разносторонний интерес к изучаемой научной области и обещают имени автора будущее блестящего исследователя литературы. Ю. Н. Верховский вышел из школы

стр. 214


--------------------------------------------------------------------------------

академика А. Н. Веселовского. Преемственность эта с идеями нашего великого ученого важна сама по себе. Но особенно приходится ценить внутреннюю идейную связь со школою акад. А. Н. Веселовского в исследователе, посвящающем свои силы новой русской литературе. Новая литература представляет собою особенно трудный объект для изучения по ее близким связям с современностью. В этом отношении твердое обладание методом, приобретаемое в школе акад. А. Н. Веселовского, обеспечивает исследователю явлений новой литературы возможность плодотворного и прочного их исследования. Труды Ю. Н. Верховского, работающего во всеоружии строго научного метода, подтверждают сказанное: они по исполнению и результатам отличаются объективностью и точностью, свежестью, законченностью и цельностью.

Ю. Н. Верховский работает исключительно в области новой русской литературы. При этом интересы Ю. Н. Верховского не связываются с определенным литературным течением названного периода, или с данным именем представителя литературы, или еще с более узкою определенною областью творчества того или иного писателя. Интересы Ю. Н. Верховского направлены вообще на широкий круг литературных явлений и литературных фактов XVIII-XIX веков, не замыкаясь в дальнейшем резко определенными рамками исследования. Можно заметить, однако, из рассмотрения печатных работ, равно как печатающихся и готовящихся к печати трудов Ю. Н. Верховского, что ближайшею областью его интересов является русская лирика XVIII-XIX веков, с другой стороны, ближайшим периодом его историко-литературных исследований служит эпоха Пушкина и Лермонтова. Ср. его статьи, посвященные Пушкину и Лермонтову (в сборнике "Пушкин и его современники", вып. VIII и XI), или статью о С. А. Соболевском (в Рус(ском) биографич(еском) словаре), далее ряд работ, отчасти печатающихся в изданиях Академии наук, отчасти подготовляемых к печати, напр(имер) "Поэты Пушкинской поры", "Полное собрание сочинений барона А. А. Дельвига" и др., наконец, работы, относящиеся к жизни и творчеству Е. А. Баратынского ("Разыскания о жизни и творчестве Е. А. Баратынского", "Материалы Казанского и Тамбовского семейных архивов Баратынских", "Воспоминания С. Г. Корелиной", "О символизме Баратынского" и др.).

Работы Ю. Н. Верховского, даже самые незначительные, отличаются высокими научными достоинствами, вытекающими из полноты научного аппарата, в сопровождении коего автор производит свое исследование. Автор владеет способностью глубокого анализа литературных явлений и фактов, автору принадлежит не менее ценная в исследователе способность критического суждения в отношении к данным изучаемой области. Самый литературный материал, как в его сыром виде, так и в исследованиях, составляет область, в отношении которой обнаруживается самая широкая, необходимая для самостоятельного научного работника, осведомленность о ней Ю. Н. Верховского. Упомянутые работы Ю. Н. Верховского, касающиеся жизни и творчества Баратынского, Лермонтова, Дельвига и др., свидетельствуют о работе исследователя над непосредственным рукописным материалом, материалом, к тому же найденным в ряде случаев самим Ю. Н. Верховским. Все это говорит о широком непосредственном знакомстве исследователя с рукописным материалом, свидетельствует о высокоценном, принципиальном отношении Ю. Н. Верховского к работе исследования, долженствующей опираться на данные именно непосредственного рукописного материала как (нрзб.) непререкаемой ценности источника исследования. О широком знакомстве Ю. Н. Верховского с литературой исследований, с общей библиографией новой русской литературы можно судить по ряду статей его, помещенных в Рус(ском) биографич(еском) словаре. Ср., напр(имер), статьи Ю. Н. Верховского о С. А. Соболевском, о В. С. Сопикове и других историко-литературных деятелях, где в каждом отдельном случае автором даются справки исчерпывающей полноты в отношении библиографии.

Посмотрим на содержание отдельных статей Ю. Н. Верховского (оказавшихся по местным условиям доступными).

стр. 215


--------------------------------------------------------------------------------

"Стихотворение Лермонтова на смерть Пушкина", СПб., 1908 (Пушкин и его соврем(енники), вып. 8). Статья содержит издание автографа стихотворения Лермонтова из собрания автографов С. А. Рачинского. Текст был еще в 1858 году напечатан в Библиогр(афических) Записках, но неточно. Ю. Н. Верховский отмечает пробелы старого издания. К статье приложен снимок с автографа.

"Пушкин и итальянский язык", СПб., 1909 (там же, вып. 11). Статья вызвана заметкой акад. Ф. Е. Корша в 7-м выпуске сборника "Пушкин и его современники)", посвященной вопросу: "Знал ли Пушкин по-итальянски?". В своем выводе акад. Ф. Е. Корш склоняется к мысли об ограниченных сведениях у Пушкина по итальянскому языку. Пушкин никогда ему не учился и лишь по необходимости справлялся с ним, разбираясь в случайно попадавшихся ему фразах и цитатах, разбираясь более на ощупь, руководясь прочими двумя ему известными языками. Ю. Н. Верховский, дополняя извлеченные из Пушкина Коршем данные для решения вопроса, приходит к иному выводу о более положительных сведениях Пушкина по итальянскому языку. Не решаясь на постановку вопроса о том, учился ли Пушкин итальянскому языку, Ю. Н. Верховский приводит, однако, целый ряд данных из биографии поэта, которые позволили бы в виде предположения наметить положительное разрешение этого вопроса.

Ряд статей Ю. Н. Верховского в Русском биографическом словаре - о С. А. Соболевском, В. С. Сопикове, Д. А. Смирнове и др. - дают сжатые, живые и вместе с тем обстоятельные характеристики личности, жизни и деятельности отдельных представителей литературного и общекультурного русского общества, причем статьи сопровождаются очень богатыми справками библиографического характера.

Последняя, самая значительная и особенно ценная по результатам работа Ю. Н. Верховского - "Е. А. Боратынский. Материалы к его биографии". Петроград. 1916. IV+XXXIII+152. Труд автора содержит материалы, извлеченные из архива Рачинских, относящиеся к эпохе Е. А. Боратынского, - его стихотворения, письма и другие материалы. Нельзя не отметить, что в данном труде перед нами не простое издание материалов. Это - согретый любовью, проникнутый живым интересом, (нрзб.) с большим знанием дела кропотливый труд автора, многое разъясняющий и освещающий в картине наших прежних представлений о Баратынском и его среде. Не входя в подробное рассмотрение этой работы Ю. Н. Верховского, отметим и здесь высокие его научные достоинства. Такова прежде всего абсолютная точность издаваемого материала по непосредственным автографам. Автор предпосылает изданию введение, где мы видим глубокую аналитическую работу Ю. Н. Верховского, произведенную в целях уяснения и оценки значения подлежащего изданию материала. Эта критическая работа Ю. Н. Верховского обличает в нем глубокого знатока данной эпохи. В издании материалов далее мы также всюду, при каждом стихотворении, письме и т. п., видим следы научно-критической работы издателя в виде всюду прилагаемого комментария, богато обставленного с научной стороны, с рядом историко-литературных и библиографических справок и т. д. Все это увеличивает научное значение данного труда Ю. Н. Верховского, все это лишний раз придает положительный штрих к характеристике научной работы Ю. Н. Верховского.

Все изложенное позволяет суммировать выводы о научных трудах Ю. Н. Верховского: в трудах Ю. Н. Верховского автор рисуется как живая, глубокая восприятием и богатая знанием, яркая и цельная научная сила. В этом отношении Ю. Н. Верховский не может не представиться лицом, в полной степени достойным и желанным как представитель кафедры профессора по новой русской литературе.

Э.-орд. проф. С. Обнорский.

14/27 марта 1918 года.

-----

1 Автограф: ГАПО. Ф. Р. 180. Оп. 2. Ед. хр. 63. Л. 53 - 53 об., 54 - 54 об.

стр. 216

Опубликовано 14 февраля 2008 года





Полная версия публикации №1202992354

© Literary.RU

Главная Ю. Н. ВЕРХОВСКИЙ - ПРОФЕССОР ПЕРМСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

При перепечатке индексируемая активная ссылка на LITERARY.RU обязательна!



Проект для детей старше 12 лет International Library Network Реклама на сайте библиотеки